empty
Table of contents
Share
Metrics
empty
Annotation
PII
S013038640000118-7-1
DOI
10.31857/S013038640000118-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalya Tanshina 
Affiliation: The Russian Presidential Academy Of National Economy And Public Administration
Address: empty
Edition
Pages
236-237
Abstract

empty

Keywords
empty
Received
02.10.2018
Date of publication
07.11.2018
Number of characters
10162
Number of purchasers
2
Views
268
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 8.0 SU
All issues for 2018
2112 RUB / 50.0 SU
1

Перед нами новая монография главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, руководителя лаборатории «Мир в эпоху Французской революции и наполеоновских войн» д.и.н. А. В. Чудинова «Старый порядок и его крушение» [1]. Эта интересная книга рассказывает не только об истории Франции ХVI—ХVIII вв. Она об исторической науке, о логике и линии развития исторического знания как такового. Конечно, всегда интересно узнать, что люди ели-пили, во что одевались и от чего умирали. Это действительно важно. Однако не менее важно ответить на вопросы: почему они так жили? Кем они управлялись и по каким законам? Как трудились и что производили? А кто совсем не работал, паразитируя на труде других? Почему в самой богатой европейской стране оказалось самое слабое государство? Почему прекрасные, но утопичные идеи свободы, равенства и братства на практике обернулись потоками крови?

2

Историческая наука развивается циклично, от кризиса к кризису (без всякой негативной коннотации), совершая так называемые «повороты»: то позитивистский, то антропологический, то постмодернистский. И сейчас, на мой взгляд, необходимо вернуться к обновленной классической методологии познания, к пост-или неопозитивизму, но без идеологических перекосов и жестких схем. Именно таким и представляется подход А. В. Чудинова. Автор — представитель «новой русской школы» в историографии Французской революции, для которой характерны методологический плюрализм, стремление отмежеваться от идеологически и политически окрашенных трактовок. Такое стремление к объективности в полной мере присуще творческому подходу А. В. Чудинова

3

Три столетия истории Франции изложены почти на трехстах страницах. Несмотря на небольшой объем, эта книга — пример «тотальной истории» или «всеобщей»: по охвату, проблематике, хронологии. Что еще очень важно, она предельно сбалансирована по структуре. В ней четко прослеживается несколько векторов: политическая история, социально-экономическая проблематика, военно-дипломатические сюжеты и международные отношения. При этом поражает степень фактологической насыщенности работы: в ней все по существу, нет общих фраз, а только факты. Но это не энциклопедия. В то же время при всей драматичности и напряженности проблематик, здесь нет слез, сантиментов и стенаний. Это вовсе не поэтическая история Франции в духе Жюля Мишле. Можно только догадываться, насколько непросто было автору писать предельно лаконично и без эмоций. Зная, какими яркими, образными, захватывающими у А. В. Чудинова получаются историографические очерки, и прекрасно понимая, как глубоко он владеет проблематикой Старого порядка и Революции, насколько он в ней «свой», насколько он ею живет, читая книгу, осознаешь, как это трудно быть беспристрастным и писать без эмоций. Но при этом позиция автора, его оценка происходящего очевидны.  

4

Итак, главный вопрос, поставленный в книге: почему в самой богатой стране оказалось бедное государство? Как и почему возникли микроскопические трещины, приведшие в итоге к обрушению всего здания Старого порядка? Уже в аннотации на обложке книги автор ставит важнейшую проблему: история — это конструкт воображаемого. Историю создают историки. А историю Франции создали писатели. И по образам из книг А. Дюма, П. Мериме, Т. Манна судят о Франции реальной, а не литературно-художественной. Наверное, никто так не повлиял на восприятие и оценку событий Варфоломеевской ночи, как Александр Дюма. Его идеи вошли в историческое сознание, причем не только массовое, обыденное, но и в сознание историческое: классическая версия событий, согласно которой главная ответственность за кровавую драму возлагается на Екатерину Медичи и в целом на правительство, формировалась во многом под влиянием идей Дюма [2].

5

Устойчивые клише и стереотипы изживаются крайне медленно, не стала исключением и история Франции Старого порядка и Революции. До сих пор там существует огромное количество исторических легенд, например, расхожих фраз, приписываемых французским королям, которые те на самом деле никогда не произносили («Государство — это я» Людовика ХIV или «Париж стоит мессы» Генриха IV). Неверный, но такой устоявшийся, даже родной для старшего поколения термин «буржуазная революция» употребляется современными студентами просто с пугающим постоянством! Ведь для большинства из них основной источник информации — Интернет. И именно из «всемирной паутины» они извлекают весь этот «историографический мусор». Поэтому книга А. В. Чудинова для студенческой аудитории просто необходима, можно сказать, обязательна для прочтения.

6

Штампами и мифами обросла не только история Революции. Это относится и к истории Франции Старого порядка в целом, да и к самому термину «Старый порядок». А. В. Чудинов, объясняя историю этого термина, отмечает, что он появился уже в период Революции, а с ХIХ в. стал применяться историками сначала для обозначения социально-политического устройства Франции, а затем и всей Западной Европы в ХVI—ХVIII вв. (с. 3). В российской же науке термин получил распространение лишь в последние десятилетия, вытеснив более привычное для советских историков понятие «феодально-абсолютистский строй». А. В. Чудинов справедливо отмечает, что с точки зрения современной науки это понятие представляется далеким от исторических реалий, однако стереотипы — вещь живучая. И все эти штампы о «феодально-абсолютистском строе» регулярно воспроизводят студенты, не посещающие лекции и готовящиеся к занятиям самостоятельно. Аналогичная ситуация с термином «абсолютизм». Это вовсе не неограниченная и тем более не деспотичная власть. Еще русский дореволюционный историк П. Н. Ардашев доказал, что власть короля была абсолютной лишь в теории, но не на практике [3]. Однако в широкое сознание, даже в среду исторического сообщества эти здравые идеи проникают медленно, и французский абсолютизм продолжает восприниматься как некое подобие «самодержавия», каковым на практике не являлся. И именно как абсолютная, но только в теории, французская монархия анализируется в этой книге (с. 26—27). 

7

Итак, перед нами — три столетия истории Франции от возникновения абсолютизма до Революции. Это вовсе не очерки по истории Франции, это именно последовательное изложение истории Франции, структурированное в 11 главах: “Общество и государство”; “Становление абсолютизма”; “Религиозные войны”; “Генрих IV”; “Начало правления Людовика ХIII”; “Кардинал Ришелье”; “Фронда”; “Век Людовика ХIV”; “Век Людовика ХV”; “Людовик ХVI”; “Французская революция”. Содержание книги очень сбалансировано; здесь нет перегиба в революционную проблематику. 

8

Вопрос о причинах Революции, наверное, еще долго будет вызывать жаркие споры и дискуссии. На определенном этапе развития науки, в рамках марксистской парадигмы, упор делался на социально-экономические факторы. Сторонники «новых прочтений» Революции, или «критического» подхода, доказывали, что решающими были причины социокультурного и политического свойства. В книге А. В. Чудинова представлен очень объективный анализ причин Революции. Революция — не случайность, однако сама система отнюдь не была нежизнеспособной в целом. Но так бывает в истории: одновременное совпадение факторов, которые никак не должны были совпасть.

9

Экономические причины Революции А. В. Чудинов аргументированно объясняет совпадением субъективных факторов (просчеты в экономической политике правительства) и объективных, подразделяемых на долговременные (смена фаз многолетнего экономического цикла) и краткосрочные (неблагоприятная сезонная конъюнктура). Именно сочетание этих факторов сделало экономический кризис особенно глубоким и тяжелым (с. 161).

10

В свою очередь экономический спад до предела обострил социальное недовольство «низов» и сделал их восприимчивыми к лозунгам антиправительственной оппозиции, особенно в условиях, когда власть не пользовалась авторитетом и доверием в обществе, а слабый король не отвечал требованиям, диктуемым критической ситуацией (с. 163). Одновременное воздействие финансового дефицита, падение цен, неурожай, фронда знати и парламента, голодные бунты, слабая центральная власть — в одном предложении автору удалось предельно четко и объективно выделить причины Революции (с. 163). Вероятно, автору, блестящему знатоку Революции, было весьма непросто написать о ней предельно лаконично, точно и без эмоций. Это и есть высшая степень профессионализма: объективный взгляд со стороны. Но это взгляд не равнодушный, это проникновение в эпоху.

11

Завершает работу внушительный библиографический список. Причем он состоит как из современных, самых актуальных работ отечественных и зарубежных историков, так и монографий, написанных много лет назад, как, например, книг А. Д. Люблинской, не потерявших своей научной ценности и сегодня.

12

Невозможно в этот список включить всю важнейшую литературу. Но я бы внесла сюда книгу известного французского историка, мыслителя и политика Алексиса де Токвиля «Старый порядок и Революция». И перекинула бы мостик между этими замечательными книгами с очень похожими названиями и написанными с разницей в 161 год. Для Токвиля, рожденного в 1805 г., описываемые им события были глубоко личными. Но не менее важными они остаются и для нас, живущих в России ХХI столетия. И подтверждением этому является книга А. В. Чудинова.

13

Книга будет очень полезна не только студентам и школьникам, но и профессиональным историкам: ведь штампы, стереотипы в истории Франции и Революции существуют в массовом сознании до сих пор. Как верно указано в аннотации к книге, «мало кто из современных читателей, даже профессионально подкованных — школьных учителей, вузовских преподавателей и студентов, разбирается в том, как на самом деле (а не в фантазиях литераторов) были устроены французское общество и государство тех лет и какими реальными деяниями были славны те или иные политические и общественные деятели «“золотого века” французской истории».

References

1. Uvarov P. P. Novye versii starogo prestupleniya. — Varfolomeevskaya noch': sobytie i spory. M., 1996.

2. Ardashev P. N. Absolyutnaya monarkhiya na Zapade, 2-e izd. M., 2014.