Initial Sense of the Term “Protestantism”: A Historical and Philosophical Study
Table of contents
Share
Metrics
Initial Sense of the Term “Protestantism”: A Historical and Philosophical Study
Annotation
PII
S013038640006341-3-1
DOI
10.31857/S013038640006341-3
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Davydov Ivan 
Occupation: Associate Professor
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Ivan Fadeyev
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Institute of World History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
5-25
Abstract

The aim of the authors is the historical and philosophical verification of the Barthesian methodological technique of extrapolation of linguistic methods of analysis on the subject area of the philosophy and history of religion. The main task is to validate the possibility of using Barthesian semiology in the fields the history of religion and religious studies on the basis of the material coming from the field of Anglican and Protestant theology. The methodology includes comparative, historical-linguistic, and semantic analysis. The object of such a complex analysis is the semantic field (or the area of meanings) of the concept of "Protestantism». Using wide historical material, the authors demonstrate how, in the course of time, "degree zero" concepts and their "predicative" forms acquire meanings different from the original ones. A comparative analysis of some theological doctrines of Lutheranism, Calvinism, and Anglicanism using eight most representative parameters of comparison, such as authenticity, sufficiency, and clarity of Scripture; attitude to the Bloodless Sacrifice; recognition of the Real Presence of the Body and Blood of Christ in the Eucharistic elements; Church polity; Apostolic succession; Ordination, reveals the uniqueness of the historical phenomenon of the Church of England. The data obtained by the authors using the methodology of historical semantics and Barthesian semiology allow to draw a conclusion about the need to revise the classification criteria of the historical taxonomy of Christian confessions and denominations, identifying Anglicanism and of the Church of England into a separate taxon different from both Catholicism and ‘Protestantism’.

Keywords
Church of England, Anglicanism, Protestantism, Reformation, ‘degree zero,’ historical semantics, philosophy of history, philosophy of religion, history of Christianity, religious studies, Roland Barthes, Reinhart Koselleck
Received
10.07.2019
Date of publication
12.09.2019
Number of characters
53897
Number of purchasers
27
Views
660
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 8.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 Цель статьи состоит в историко-философской верификации бартезианского, т. е. свойственного Ролану Барту (1915–1980) и его последователям методологического приема - экстраполяции лингвистических методов анализа на предметную область философии истории. Если у Барта это область, в первую очередь, литературоведения и философии языка, то у авторов статьи – философии и истории религии, в данном конкретном случае – истории протестантизма и Реформации. Это выбор не случаен, поскольку термин «протестантизм» в применении к церковной ситуации в Англии Нового и новейшего времени, как показывает практика, необходимо применять с бóльшей осторожностью, нежели это делается в современном отечественном религиоведении.
2 Актуальность проблематики исследования состоит в том, что в российской гуманитаристике, в частности, в учебной литературе, понятие «протестантизм» нередко используется для обозначения «всех форм христианства, развивающихся за рамками католицизма, православия и древних восточных церквей»1. История же относимого к протестантизму «англиканства» обычно увязывается с религиозной политикой короля Генриха VIII (1491–1547)2. Англиканство в таком случае квалифицируется в качестве одного из направлений протестантизма, хотя его и выделяют в качестве нетипичного, чьи последователи были «наполовину протестантами»3. Возникает закономерный вопрос: на какую половину, что следует понимать под этой половиной?
1. История религий, в 2-х т., т. 2. М., 2014, с. 463.

2. Основы религиоведения. М., 2005, с. 216.

3. Ревуненкова Н. Протестантизм. М., 2007, с. 101.
3 Квалификация англиканства как одного из направлений протестантизма не учитывающая тонкие теологические дистинкции, приводит к тому, что религиоведы просто ищут в вероучении Церкви Англии католические и протестантские элементы, выделяют в ней различные движения (например, сближающуюся с католицизмом «высокую церковь», тяготеющую к протестантизму «низкую церковь», занимающую промежуточное положение «широкую церковь»), не замечая ее самобытности. Оставляя в стороне вопрос об адекватности причисления «наполовину протестантов» к одной из ветвей «классического протестантизма», рассмотрим историю понятия «протестантизм» с опорой на историческую конкретику и богословские тексты соответствующего периода, и определим правомерность его современного использования как обобщающего понятия в отношении Церкви Англии, закрепившегося в российской историографии.
4 Наша эпистемологическая гипотеза сводится к следующим тезисам: во-первых, современный философский язык описания и объяснения онтологических и гносеологических феноменов, в том числе религиозных, нуждается в установлении «нулевой степени» первоначального смысла и содержания своих базовых концептов. Во-вторых, философия истории вправе заимствовать методологию Женевской и Копенгагенской лингвистических школ4 в той мере, в какой рецепция окажется адекватной сциентистским критериям верификации и фальсификации. В-третьих, успешным опытом такой рецепции в области литературоведения и философии языка можно считать творчество Ролана Барта. Его подход целесообразно распространить на предметную сферу философии истории, философии религии и религиоведения и апробировать на исторических примерах. В-четвертых, в случае установления факта выхолащивания первоначального смысла и значения термина, это должно быть зафиксировано научным инструментарием, вынесено на обсуждение исторического и религиоведческого ученого сообщества и отражено в специализированном понятийном аппарате соответствующей научной дисциплины – эпистемологии религиоведения, семиотики религии, философии истории. В-пятых, для фиксации результата историко-лингвистического, семантического и некоторых других видов анализа, в качестве «категории анализа» И. П. Давыдовым5 был предложен термин «пустое рамочное понятие», призванный маркировать ситуацию отсутствия однозначного смысла концепта.
4. Апресян Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). М., 1966.

5. Давыдов И. П. Эпистема мифоритуала. М., 2013.
5 Доказательственной базой исследования служит эволюция содержания и смысла термина, показательного для истории западноевропейского христианства эпохи «долгого» средневековья и раннего Нового времени: «протестант»; и производного от него – «протестантизм».
6 Основную задачу этой статьи авторы видят в проверке возможности применения бартезианской семиологии в сфере религиоведения, что приобретает самостоятельную актуальность в свете обособления семиотики религии внутри комплекса религиоведческих дисциплин6.
6. Лебедев В. Ю., Прилуцкий А. М., Викторов В. Ю. Религиоведение: учеб. для бакалавров. М., 2013, с. 49–56; Прилуцкий А. М. Семиотика религии: философско-религиоведческие исследования. СПб., 2007.
7 Для решения этой задачи был применен сравнительный, историко-лингвистический и семантический анализ. Предметом такого комплексного анализа выступает семантическое поле (или же область смыслов) понятия «протестантизм», а объектом – область логических значений, т. е. соответствующие языку описания исторические феномены.
8 Уточнение границ семантических полей понятий «protestant» и «Anglican», а также философско-религиоведческий анализ экклесиологии Церкви Англии дает возможность «сделать вывод о том, что Церковь Англии представляет собой самостоятельное явление в христианстве, что не позволяет отнести ее к категории “протестантизм” в рамках существующей на сегодняшний день традиции типологизации основных направлений христианства»7.
7. Фадеев И. А. Церковь Англии: проблема конфессиональной самоидентификации в исторической перспективе. М., 2015, с. 44.
9 Как отмечал знаток творчества Р. Барта российский исследователь Г. К. Косиков, «будучи зависимы от социокультурного контекста, коннотативные смыслы… не фиксируются ни в каких толковых словарях, … историк культуры сталкивается с серьезными трудностями: от прошлого ему остается лишь костяк денотативных значений, едва ли не полностью очищенный от плоти социальных смыслов. Между тем, реконструкция этих смыслов, оживление таких обертонов знака, которые зачастую не были прояснены в сознании самих их пользователей, как раз и входит в задачу историка»8. Реконструкция этих смыслов входит и в задачу философа, если он занимается философией истории9, в частности, философией истории религии. Историки и философы стремятся эксплицировать первоначальные, аутентичные смыслы термина «протестантизм»10.
8. Косиков Г. Ролан Барт – семиолог, литературовед. - Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994, с. 17, прим. 21.

9. Philosophy in History: Essays on the historiography of philosophy. Ed. by R. Rorty, J. B. Schneewind, Q. Skinner. Cambridge, 1984.

10. Савельева И. М., Полетаев А. В. Знание о прошлом: теория и история, в 2-х т. Т. 1. Конструирование прошлого; Т. 2. Образы прошлого. СПб., 2003–2006.
10 Проблематизация «нуля» в лингвистике способствовала развитию философской концепции «нулевой степени». В «Нулевой степени письма» (1953 г.) Р. Барт прямо не ссылается на источники своих терминологических заимствований, но линию преемственности не трудно реконструировать – его предшественниками стали: во-первых, Р. О. Якобсон (1896–1982) с программной статьей 1939 г. «Нулевой знак»11; во-вторых, Шарль Балли (1865–1947), давший исчерпывающее определение: «нулевым знаком является знак, фигурирующий без положительного означающего, но с определенным значением в определенном месте синтагмы»12; в-третьих, автор концепта «нулевой степени» и сооснователь Копенгагенского лингвистического кружка датский глоссематик-структуралист Виго Брёндаль (1887–1942)13; в-четвертых, представители Женевской лингвистической школы14 во главе с Фердинандом де Соссюром (1857–1913), подчеркивавшим в фундаментальном «Курсе общей лингвистики» роль отсутствия, пустоты, нуля в языковой конструкции: «материальный знак не является необходимым для выражения понятия; язык может ограничиться противопоставлением чего-либо ничему»15.
11. Якобсон Р.О. Нулевой знак. - Якобсон Р.О. Избранные работы. М., 1985, с. 222–230.

12. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955, с. 177.

13. Брёндаль В. Структуральная лингвистика. - Звегинцев В.А. История языкознания XIX–XX веков в очерках и извлечениях, ч. II. М., 1965, с. 94–100; Апресян Ю. Д. Указ. соч., с. 36–77.

14. Кузнецов В. Г. Женевская лингвистическая школа. От Соссюра к функционализму. М., 2010; его же. Научное наследие Женевской лингвистической школы. М., 2010.

15. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М., 1977, с. 119.
11 Р. Барт умело пользуется словарем своих предшественников (при этом обогащая его новыми коннотациями): «нулевая степень», «отрицательная степень лица», «нулевая степень поэтического слова», «нулевой термин», «нулевая разговорная степень»16 и переводит разговор из сугубо языковедческой плоскости в более широкий литературоведческий и культурологический контекст, что для философии языка (и для философии истории) особенно ценно. Для нас принципиально важно его наблюдение: «Потребитель … сталкивается со Словом лицом к лицу, оно вырастает перед ним как некая абсолютная величина… Такое Слово энциклопедично, оно разом содержит в себе все свои значения, тогда как реляционный дискурс заставляет его выбирать одно из них. Оно, следовательно, осуществляет то, что возможно лишь в словаре или в поэзии, т.е. там, где имя способно жить независимо от артикля, где оно приведено к своего рода нулевой степени и чревато всеми своими прошлыми и будущими конкретизациями. Такое слово выступает в своей родовой, категориальной форме»17.
16. Барт Р. Нулевая степень письма. М., 2008, с. 51, 77, 86, 105, 113.

17. Там же, с. 86.
12 Разделение словарей по объему, назначению, целевой аудитории известно давно. Одной из самых авторитетных продолжает оставаться лексикографическая классификация Л. В. Щербы (1880–1944)18: словарь академического типа (нормативный) – словарь-справочник; энциклопедический словарь – общий словарь; тезаурус – толковый и (или) переводный словарь; обычный словарь (лексикон) – идеологический словарь; толковый словарь – переводный словарь; неисторический словарь – исторический словарь.
18. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. М., 2004, с. 265–304.
13 Очевидно, что эта классификация применима не только в филологии, но и в философии, поскольку отчасти коррелирует с некоторыми типами мышления: обыденным, мифологическим, художественным, религиозным, философским, научным19. Одной из проблем, с которой сталкиваются авторы энциклопедий по гуманитарным наукам, в которых должна присутствовать историческая ретроспекция, это «возведение» понятия в «нулевую степень», очищение термина от всех привнесенных культурой поздних наслоений, искажающих его первоначальный смысл и значение. К такой «археологической» работе гуманитарной мысли призывали Мишель Фуко (1926–1984)20 и сторонники теории истории понятий Райнхарта Козеллека (1923–2006)21.
19. Давыдов И. П. Указ. соч., с. 3–56.

20. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1994; его же. Археология знания. СПб., 2012.

21. История понятий, история дискурса, история менталитета. М., 2010.
14 Методология истории понятий («die Begriffsgeschichte») представляет собой одно из трех обособившихся направлений исторической семантики, разрабатываемых билефельдской школой в Германии, а в Англии – кембриджской Квентина Скиннера (1940 г.р.) и оксфордской Джона Лэнгшо Остина (1911–1960). Эта школа хорошо зарекомендовала себя в историографии и лексикографии22, но незаслуженно игнорируется религиоведами.
22. Очерки исторической семантики русского языка раннего Нового времени. М., 2009; Эволюция понятий в свете истории русской культуры. М., 2012.
15 Одной из попыток применения методов британской школы исторической семантики к историко-религиоведческому предметному полю можно считать творчество К. Скиннера23. Пристальное внимание Скиннера к эпохе Реформации при анализе истоков западноевропейской политической мысли подтверждает правильность избранной нами исследовательской оптики.
23. Skinner Q. The Foundations of Modern Political Thought. V. 1. The Renaissance; V. 2. The Age of Reformation. Cambridge, 1978. На рус. яз.: Скиннер К. Истоки современной политической мысли, в 2-х т. Т. 1. Эпоха Ренессанса; Т. 2. Эпоха Реформации. М., 2018.
16 Согласно Р. Козеллеку, «основными историческими понятиями» («geschichtliche Grundbegriffe») являются «понятия, имевшие важнейшее значение в ходе исторического процесса, который составляет предмет исследования историка»24. Речь идет о понятиях, которые, однажды возникнув, продолжали определять (и, одновременно с этим, отражать), с одной стороны, сознание людей на протяжении столетий, а с другой – «выражать» существующую историческую реальность. Изменения в содержании этих понятий, соответственно, являются отражением изменений, которые происходят в сознании людей и в реальности, которая их окружает. Как отмечает немецкий теоретик, «история как наука вынуждена пользоваться теми словами и в тех значениях, которые свойственны каждой конкретной изучаемой ею области»25.
24. Козеллек Р. Введение. - Словарь основных исторических понятий, в 2-х т., т. I. М., 2014, с. 24.

25. Там же.
17 В этой связи принципиально важно наблюдение, сделанное сторонником школы «Анналов» А. Я. Гуревичем: понятия, используемые исторической наукой, употребляются в обществе, к которому принадлежат сами исследователи, и соответствуют специфике современного им общества26. «Наука прилагает эти понятия к иным эпохам, и неизбежно должен возникнуть вопрос, в какой мере правомерна подобная операция, не нуждаются ли при этом общие категории в переосмыслении и насыщении исторически конкретным содержанием, отвечающим отношениям изучаемой эпохи», - писал А. Я. Гуревич27. В этом же контексте следует рассматривать замечание культуролога Ю. М. Лотмана о ситуации, когда перед исследователем стоит задача такого прочтения исторического источника, которое будет адекватно контексту эпохи, в чьих рамках источник был создан28. Если источник оказывается вырванным из его изначального (в том числе языкового) универсума, исследователю предстоит его реконструировать, что с необходимостью предполагает реконструкцию максимально адекватных и релевантных смыслов и значений тех или иных встречающихся в источнике понятий.
26. Гуревич А. Я. Проблема генезиса феодализма в Западной Европе. - Избранные труды. Древние германцы. Викинги. М. - СПб., 2014, с. 190.

27. Там же.

28. Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров. СПб., 2015, с. 24.
18 Достижения Р.О. Якобсона, Р. Барта, М. Фуко, Р. Козеллека, Л. В. Щербы, Ю. М. Лотмана, А. Я. Гуревича позволяют заключить, что, подобно тому, как корень слова, лишенный всех аффиксов и префиксов мало информативен (информативность может вообще приближаться к нулю при однобуквенном корне слова), так и понятие, лишенное контекста бытования, становится «пустым рамочным»29, означающим (при желании адресата) все, что угодно, – и поэтому требующим всякий раз специальных оговорок при профессиональном словоупотреблении. Это одинаково справедливо как в отношении «категорий практики», так и в отношении «категорий анализа»30. Язык науки сильно формализован и стремится к четкости и однозначности, дабы сообщение адресанта, получаемое адресатом в рамках системы передачи специализированной информации, было воспринято без искажений и фоновых ретрансляционных «шумов».
29. Давыдов И. П. Указ. соч., с. 144–146.

30. Брубейкер Р. Этничность без групп. М., 2012, с. 69–74.
19 Опасность для исследователя таится в смешивании «категорий практики» и «категорий анализа». Наибольшую сложность представляют «категории практики», заимствованные наукой из «профанного» языка, а не самой наукой выработанные. Они могли быть некритично восприняты исторической и философской наукой в качестве «категорий анализа». Возможные смыслы определяются историческим «развитием» понятия: чаще всего это происходит путем «изъятия» понятия из его оригинального контекста и помещения в новый контекст, который становится своего рода «предикатом», придающим исходному понятию новое значение. Таким образом, происходит своеобразное «похищение» языка «мифом», о чем пишет Р. Барт, и что, собственно, и случилось в религиоведении с интересующими нас понятиями «протестант» и «протестантизм».
20 Если понятие «протестантизм» и является категорией практики (т.е. используется в исторических источниках), то оно является контрпродуктивным в качестве категории анализа. Стоит помнить, что научные понятия являются носителями коллективной профессиональной памяти и, поэтому, выполняют функцию посредников-медиаторов в процессе формирования специального знания31. Понятие «protestant(-ism)», на наш взгляд, явно не отвечает требованиям, предъявляемым к научным понятиям, которые выполняют роль классификационных категорий.
31. Володина М. Н. Когнитивно-информационная природа термина (на материале терминологических средств массовой информации). М., 2000, с. 89.
21 Понятие «протестантизм» («protestantism») является «предикативными» по отношению к «нулевому» понятию «протестант» («protestant»): суффикс «изм», обозначающий специфические идеологии, присоединяется к исходной форме в XVII в. В процессе исторического развития и «нулевые» понятия, и их «предикативные» формы приобретают значения, отличные от изначальных. Так, термин «протестант» перестает обозначать лютеран и начинает применяться ко всем направлениям христианства, которые образовывались с XVI в. по XIX в. В этом значении «категории практики» были заимствованы наукой XIX в., будь то история христианства или наука о религии. Это привело не только к категориальным фикциям (например, включению «протестантизма» в родовидовую классификацию христианских конфессий), но и, как следствие, к односторонней интерпретации, например, источников, связанных с английской религиозной историей32.
32. Фадеев И. А. Указ. соч., с. 142–151.
22 История понятия «протестантизм» имеет непосредственное отношение к событиям в Германии в XVI в. В 1521 г. по распоряжению императора Священной Римской империи германской нации Карла V в городе Вормс состоялось заседание рейхстага. Одним из результатов работы этого собрания стал Вормсский эдикт, оглашенный 25 марта 1521 г. Однако через пять лет по решению Первого Шпейерского рейхстага действие эдикта было приостановлено ввиду давления, с одной стороны, немецких князей и свободных городов, которые приняли сторону М. Лютера, и угрозы турецкого вторжения – с другой. Князьям давалось право выбора религии: данное решение стало предтечей системы, основанной на принципе «чья власть, того и вера» («cujus regio, ejus religio»), которая была окончательно установлена Аугсбургским договором в 1555 г.
23 Второй Шпейерский рейхстаг, собранный императором в 1529 г., восстановил действие Вормсского эдикта. Последнее повлекло за собой событие, которое в контексте стоящих перед нами задач исследования представляет особый интерес. 19 апреля 1529 г. шесть князей и четырнадцать имперских городов обратились с апелляцией к Шпейерскому рейхстагу, протестуя против возобновления действия Вормсского эдикта. Название апелляции, вошедшей в историю как «Шпейерские протестации» («Protestation zu Speyer»), было использовано католической стороной, давшей движению, возглавленному Мартином Лютером, имя, носящее ярко выраженную негативную окраску, – «протестантизм». Впоследствии им стали обозначать реформатские движения в Швейцарии (кальвинизм и цвинглианство), позднее оно было распространено на Английскую церковь, отделившуюся от Рима в XVI в., а также на анабаптистов33, которые в XVI–XVII вв. подвергались гонениям как со стороны католиков, так и их противников.
33. Распространено также мнение, что анабаптизм не является «ветвью протестантизма». - Klaassen W. Anabaptism: Neither Catholic Nor Protestant. Waterloo (ON), 1973.
24 Напомним, что по результатам Марбургского диспута (1–4 октября 1529 г.) Лютер категорически отказался признавать в Цвингли единоверца, заявив, что последний и его сторонники не принадлежат «сообществу христианской церкви»34. Измененнное Ф. Меланхтоном в 1540 г. Аугсбургское вероисповедание («Confessio Augustana Variata»), которое Ж. Кальвин подписал в том же году, было отвергнуто большинством последователей М. Лютера. В дальнейшем между последними и сторонниками Ж. Кальвина разгорелись богословские споры, которые выявили глубину расхождений между двумя этими христианскими конфессиями35. Позже содержание понятия «протестантизм» было еще больше расширено, включив в себя даже деноминации, составляющие антитринитарное движение (sic!): Свидетелей Иеговы36, Церковь Иисуса Христа Святых последних дней37, пятидесятников-единственников38.
34. Шафф Ф. История Христианской церкви, т. VII. СПб., 2009, с. 387.

35. Примером антикальвинисткой полемики является книга лютеранина К. Шлюссельбурга (1543–1619) «Теология кальвинистов в трех книгах, в которых... демонстрируется, что ни одно из положений христианского учения не исповедуется ими правильно». - Schluesselburg C. Theologiae Calvinistarum Libri Tres; in quibus... demonstratur, eos de nulla fere doctrinae Christianae articulo rece sentire. Frankfurt, 1594.

36. Основы религиоведения. М., 1994, с. 157; Казьма О. Е., Пучков П. И. Религиозные организации современного мира. М., 2010, с. 164, 355; История религии, т. 2, с. 505.

37. Основы религиоведения. М., 1994, с. 157; Казьма О. Е., Пучков П. И. Указ. соч., с. 168, 355; История религии, т. 2, с. 504.

38. Основы религиоведения. М., 1994, с. 156; Казьма О. Е., Пучков П. И. Указ. соч., с. 145–146, 353.
25 Таким образом, можно констатировать, что термин «протестант», который изначально был выработан католическими авторами в рамках антилютеранской полемики, в дальнейшем стал не только внутренне противоречивым, но и превратился в анахронизм.
26

В этой связи, вслед за В. Ю. Лебедевым и А. М. Прилуцким, следует обратить внимание на факт, что в современной отечественной религиоведческой и исторической науке, и как следствие этого – в многочисленных учебниках, как правило, некритически воспроизводится ставшая популярной схема, согласно которой христианство трактуется как «концептуальное пространство, поделенное на три сектора: католицизм, православие, протестантизм»39. При этом обычно забывают о четвертом «секторе», а именно о так называемых «Древних восточных церквях».

 
       
39. Лебедев В. Ю., Прилуцкий А. М. Семиозис и семиодинамика теологических и мифологических знаковых систем. Тверь, 2010, с. 173.
27

Таблица 1

Четыре «сектора» христианства

ХРИСТИАНСТВО
Древние восточные церкви Православие Католицизм Протестантизм
28 Как и любая классификационная схема, представляющая собой систему соподчиненных понятий, составленную на основе общих признаков, она предполагает, что католик, православный и протестант «выступают здесь, прежде всего, как носители и выразители единой религиозной идентичности. Их конфессиональные отличия, равно как и наличие единого конфессионального (а не религиозного) пространства, единого православного, католического и протестантского дискурсов и представлены через обособление элементов триады «православие-католицизм-протестантизм»40
40. Там же, с. 174.
29 Имеется немало примеров41 того, что в отечественном религиоведении протестантизм воспринимается как единый религиозный феномен: сам термин стал названием всех форм христианства, развивающихся за рамками католицизма, православия и древних восточных церквей, различия между этими формами – «это не столько расхождение в вероучении и устройстве между разными конфессиями, сколько различия между тенденциями внутри одной и той же конфессии»42, а достижения экуменического движения не означают «отказа протестантов от своей самобытности»43.
41. Религиоведение. М., 2006, с. 815–816; Религиоведение. М., 2012, с. 401–415; Основы религиоведения. М., 1994, с. 147–150, 157–159; Казьма О. Е., Пучков П. И. Указ. соч., с. 93–98.

42. Основы религиоведения. М., 1994, с. 158.

43. История религии, т. 2, с. 463.
30 Тем не менее, проблематичность включения протестантизма в обсуждаемую схему подчеркивают некоторые исследователи,44 хотя и не могут уйти от традиционного видения45, что неизбежно порождает противоречие46. Причина этого, по мнению В. Ю. Лебедева и А. М. Прилуцкого, кроется в том, что «кажущееся единство протестантизма, который на самом деле далеко не всеми воспринимается как внутренне единый феномен, обеспечивается не в последнюю очередь некритическим использованием термина “протестантизм”, которое стало традиционным», а сам термин «может быть оценен как весьма неудачный»47. И с этим нельзя не согласиться.
44. «В отличие от католицизма и православия, протестантизм никогда не был единым течением: он возник как совокупность церквей и направлений, не имеющих ни догматического, ни организационного единства». – Религиоведение. Учебн. пособ. для студентов педагогических вузов. СПб., 2008, с. 437.

45. «Однако при всех внутренних отличиях как для самих протестантов, так и для остального мира протестантизм воспринимается как единый религиозный феномен». - Там же, с. 438.

46. Лебедев В. Ю., Прилуцкий А. М. Указ. соч., с. 174.

47. Там же, с. 175.
31 Российские исследователи отмечают, что сложность, которую создает термин «протестантизм» для традиционной классификационной схемы, заключается, в первую очередь, в том, что католицизм и православие представляют собой видовые понятия, а протестантизм – родовое: это смешение «не только является логической неточностью, но и концептуальным нонсенсом»48. Анализ внутриконфессионального догматического согласия трех элементов традиционной классификации показывает, что говорить о протестантизме как о «едином религиозном феномене» или «едином богословском дискурсе» не представляется возможным49.
48. Там же, с. 177.

49. Там же, с. 180.
32

Таблица 2

Внутриконфессиональное догматическое согласие

ПРИЗНАК Наличие внутреннего (внутриконфессионального) согласия
  Православие Католицизм Протестантизм
Тринитарная догматика Единство. Единство. Нет единства: представлены антитринитарные секты.
Согласие в значении таинств Полное согласие. Полное согласие. Нет согласия: от аллегорического понимания Причастия до веры в реальное присутствие, представлены течения и вовсе отрицающие таинства.
Внутренняя рецепция таинств Абсолютная. Абсолютная. Отсутствие: зачастую практикуется перекрещивание и перерукоположение священнослужителей.
Наличие общепринятых символических книг Имеется с оговорками. Имеется. Отсутствует вовсе.
Литургическое единство Значительное. Почти полное. Отсутствует вовсе: в некоторых сектах отрицается литургия как таковая.
Экклесиологическое единство Полное. Полное. Отсутствует.
Наличие общей эсхатологии Имеется. Имеется. Отсутствует: представлены взгляды от амилленаризма до вульгарного хилиазма.
Иерархическая централизация Относительная: единого всеправославного иерархического центра не существует, но каждая автокефалия им обладает. Имеется. Нет и не может быть.
33 Родовой «характер» протестантизма можно продемонстрировать на примерах, избрав для демонстрации как богословско-вероучительные критерии (принцип «Sola Scriptura» и учение о Евхаристии), так и критерии экклесиологические - иерархическое устройство, иерархическая централизация.
34 «Sola Scriptura» традиционно рассматривается в качестве одного из основополагающих принципов «протестантских» движений XVI в. и является одним из пяти фундаментальных доктрин лютеранской и кальвинисткой ортодоксий. Согласно этому принципу Библия есть единственный источник вероучения, преподанного через божественное откровение. И лютеране50, и кальвинисты51 считают Библию единственной боговдохновенной книгой и единственным источником богооткровенного знания. Для обеих конфессий Писание является формальным принципом веры (и теологии) и, соответственно, высшей инстанцией во всех вопросах веры и морали. В таком качестве оно обладает рядом основных характеристик52: авторитетом53, ясностью54, действенностью55, достаточностью56. Данное понимание Писания если и не приводит к полному отвержению Предания, то, во всяком случае, лишает его равного с Писанием статуса и, как результат, приводит к традиционной для лютеран и кальвинистов позиции, согласно которой Предание носит периферийный характер, что не характерно, например, для ортодоксального англиканства (представленного, в первую очередь, ортодоксальной традицией Церкви Англии). При этом, формальном, сходстве, можно наблюдать принципиальные расхождения между лютеранским и кальвинистским пониманием содержательных аспектов принципа «Sola Scriptura».
50. Graebner A. L. Outlines of Doctrinal Theology. Saint Louis (MO), 1910, р. 3–4.

51. Berkhof L. Systematic Theology. Grand Rapids, 1996, р. 144–145.

52. Graebner A. L. Op. cit., р. 8.

53. Engelder Th. Popular symbolics: the doctrines of the churches of Christendom and of other religious bodies examined in the light of Scripture. Saint Louis (MO), 1934, р. 27; Berkhof L. Op. cit., р. 163–164; Graebner A. L. Op. cit., р. 8–11.

54. Engelder Th. Op. cit., р. 28–29; Berkhof L. Op. cit., р. 167; Graebner A. L. Op. cit., р. 11–12.

55. Articuli Smalcaldici, III:VIII, 493, 495, 497. - Concordia Triglotta: Libri symbolici Ecclesiae Lutheranae. St. Louis (MO), 1921; Graebner A. L. Op. cit., р. 12–13; Engelder Th. Op. cit., р. 27–28.

56. Engelder Th. Op. cit., p. 28; Berkhof L. Op. cit., p. 168.
35 Говоря о действенности Писания, важным аспектом которого является вопрос о его «аутентификации» (т.е. о том, каким образом верующий узнает, что Библия – это Слово Божие), лютеранская позиция предполагает, что Писание, являясь словом Божиим, не только требует, но и само «порождает» принятие человеком содержащегося в нем учения57. При этом кальвинистская доктрина говорит о том, что принятие абсолютного авторитета Писания проистекает не из «внешнего» научения Писанию, но из внутреннего «просвещения» Богом через Святого Духа58.
57. Engelder Th. Op. cit., p. 27.

58. Second Helvetic Confession, XVIII; I. Of the Holy Scripture V. -Westminster Confession. Edinburgh, 1882, p. 36.
36 Ортодоксальная традиция в Церкви Англии, представленная такими богословами как Р. Хукер, Л. Эндрюс, Дж. Брамхолл, утверждает, что из самого Писания невозможно доказать его богодухновенность. В ней христиане убеждаются другими путями – через разум и (или) авторитет церкви59. Кроме того, Писание не содержит в себе полноценного, всеохватывающего описания реальности, которое могло бы быть универсальным руководством во всех областях жизни церкви: последняя сама обладает властью решать вопросы своего устройства и руководства, является авторитетом в вопросах веры и, как следствие, при содействии разума, имеет превосходство над всяким индивидуальным суждением60.
59. Works of that Learned and Judicious Divine Mr. Richard Hooker with an Account of His Life and Death by Isaac Walton. Arranged by the Rev. John Keble MA, 7th ed. revised by the Very Rev. R. W. Church and the Rev. F. Paget, in 3 v. (далее – LEP), v. I, XIV:1. Oxford, 1888.

60. «У Церкви есть власть установить для порядка в одно время то, что в другое время она может отменить: и в том, и в другом поступает правильно. Но о том, о чем ныне Церковь истинно сообщает в учении как правде, ни один человек теперь не может сказать, что она имеет полномочия отозвать... То, что Церковь своей властью посчитает и определит в качестве истинного или благого, в соответствии с разумом, отменяет любое другое частное суждение». - LEP V, VIII:2.
37 Рассматривая вопрос достаточности Писания (т.е. о том, содержит ли Писание все необходимое для спасения, а также о границах существенных и несущественных, или адиафорических, положений веры и практик) мы также можем увидеть серьезные расхождения в зависимости от конфессий и деноминаций. Если лютеране и кальвинисты согласны в том, что Писание содержит все, что необходимо для спасения, то они расходятся в вопросе о том, какие элементы веры являются существенными, а какие адиафорическими.
38 В вопросах ортопраксии лютеране полагают, что церковные обряды принадлежат к области подлинной адиафоры, т. е. они не предписаны и не запрещены Библией61. Кальвинистская же позиция, различающая богослужебные акты (т.е. элементы непосредственно богослужения) и обстоятельства богослужения (место и время, где и когда богослужение совершается), исходит из того, что первые должны быть ограничены тем, что предписано в Писании, а вторые принадлежат к области адиафоры62.
61. Epitome Articulorum X:1.

62. XXI. Of Religious Worship and the Sabbath Day. - Westminster Confession, р. 126–131.
39 Ортодоксальная традиция Церкви Англии отвергает важнейший аспект принципа «Sola Scriptura», с которым согласны лютеранское и кальвинистское вероучение, а именно ясность Писания, т. е. любой христианин, исповедующий, что Библия есть Слово Божие, и принимающий его абсолютный авторитет, может самостоятельно, вне зависимости от уровня предварительного знания, прийти к подлинному пониманию смыслов Писания63.
63. Ibid., p. 38; Engelder Th. Op. cit., p. 28–29.
40

Таблица 3

Понимание смыслов Писания лютеранством, кальвинизмом и англиканством

АСПЕКТ ЛЮТЕРАНСТВО КАЛЬВИНИЗМ АНГЛИКАНСТВО
Аутентичность Писания Само Писание демонстрирует свою аутентичность. Внутреннее «просвещение» верующего Богом через Святого Духа. Свет естественного разума достаточен для основания авторитета Писания.
Достаточность Писания Содержит все необходимое для спасения. Обряды Церкви относятся к области адиафоры, не предписаны и не запрещены Писанием. Содержит все необходимое для спасения. Обряды Церкви ограничены предписаниями Писания, но обстоятельства богослужения относятся к области адиафоры. Содержит все необходимое для спасения в том смысле, что Писание полагает основополагающие принципы, следование которым ведет к спасению.
Ясность Писания Все необходимое для спасения изложено в Писании ясно и доступно для всех людей, (в т.ч. обладающих разными объемами предварительных знаний). Свет естественного разума и предание Церкви необходимы для понимания смыслов Писания. Частные интерпретации Писания исключаются в качестве авторитетных.
41 Учение о Евхаристии, будучи одним из базовых аспектов христианской догматики, также является точкой расхождения между «протестантскими» деноминациями. Двумя основными аспектами этого учения являются вопросы о жертвенном характере Евхаристии, а также о присутствии Тела и Крови Христовых в евхаристических элементах. Эти расхождения возможно представить в виде таблицы.
42

Таблица 4

Расхождения между лютеранством, кальвинизмом и англиканством

АСПЕКТ ЛЮТЕРАНСТВО КАЛЬВИНИЗМ АНГЛИКАНСТВО
Жертвоприношение Отрицается Признается64
Действительное присутствие Тела и Крови Христовых в евхаристических элементах. Постулируется непостижимость способа изменения, постулируется «духовное» («духовной формы» в терминологии «Формулы согласия») присутствие Тела и Крови Христовых65. Постулируется пневматологический подход, согласно которому присутствие Тела и Крови Христовой носит «спиритуальный» (через силу Святого Духа) характер и зависит от веры причащающегося. Англиканская традиция, принимая томистское разделение субстанции и акциденции и соглашаясь с тем, что, при произнесении установительных слов, происходит некое субстанциональное изменение в элементах, результатом которого является «сакраментальное» (т.е. в Таинстве) присутствует Тела и Крови Христовых, тем не менее, отказывается обсуждать как способ происходящего изменения, так и модус присутствия, что сближает ее с восточнохристианской традицией66.
64. Andrewes L. Sermon II. – Ninety-Six Sermons by the Right Honourable and Reverend Father in God, Lancelot Andrewes, sometime Lord Bishop of Winchester, v. V. Oxford, 1880, р. 68; Laud W. A Relation of The Conference between William Lawd, Then, Lrd. Arch-Bishop of St. Davids; now, Lord Arch-Bishop of Canberbvry: And Mr. Fisher the Jesuite, by the Command of King James of ever Blessed Memorie. London, MDCXXXIX, р. 339–341; Bramhall J. An Answer to M. De La Milletiere. - The Works, v. I. Oxford, 1842, р. 54; edem. A Replication of the Bishop of Chalcedon’s Survey of the Vindication of the Church of England from Criminous Schism. - The Works, v. II. Oxford, 1842, р. 88, 276; Answer of the Archbishops of England to The Apostolic Letter of Pope Leo XIII [Saepius Officio], р. 13–14.

65. Книга согласия. Электронное издание. 1998, с. 540–541, 542.

66. LEP V, LVII:2, LXVII:2, LXVII:5, LXVII:1, LXVII:12; Andrewes L. Sermon V, v. I. Oxford, 1878, р. 83; edem. Sermon VI, v. I, Oxford, 1878, р. 100; edem. Sermon II, v. V, р. 68; edem. Responsio ad Apologiam Cardinalis Bellarmini. Oxford, 1851, р. 13, 262; Laud W. Op. cit., p. 322, 326–328; Bramhall J. An Answer to M. De La Milletiere, v. I, р. 8, 20.
43 Иерархическое устройство разных «протестантских» церквей демонстрирует фундаментальные расхождения между ними. Лютеранское вероучение хотя и предполагает, что проповедующий и совершающий таинства служитель должен быть призван законным и установленным образом67, тем не менее, оно фактически относит вопрос о церковной политии к области адиафоры68. В результате, мы можем наблюдать широкий разброс в формах церковного управления в лютеранских церквях: лютеранские церкви Северной Европы, претендующие на сохранение апостольской преемственности, имеют епископальную форму правления, в то время как другие придерживаются консисториальной или пресвитерианской формы синодального управления, например, в Германии.
67. Confessio Augustana XIV, col. 49.

68. Articuli Smalcaldici, III:X, col. 497.
44 Кальвинистское вероучение отрицает иерархическое устройство церкви, утверждая, что Христос не установил нового служебного священства, но остается единственным истинным Священником, и служители Церкви равны в своей власти69. Поэтому не удивительно, что превалирующей формой церковной политии среди кальвинистских церквей является пресвитериальная форма правления. Обе традиции настаивают на необходимости избрания и ординации (пресвитериальной или – в лютеранстве – также епископальной).
69. Second Helvetic Confession XVIII.
45 Англиканская ортодоксальная традиция настаивает на епископальной церковной политии. В частности, именно это кардинальным образом отличало Церковь Англии от представлений о «свойствах Церкви»70 Лютера и Кальвина, относивших епископат к области адиафоры. Ричард Хукер утверждал, что епископы являются управителями церкви71, а также, что сам институт епископата был установлен Богом во времена ранней церкви72. Хукер писал о «неизгладимой печати», которую рукоположение накладывает на служителя73. В XVII в., особенно после Реставрации, Церковь Англии стала воспринимать епископат не просто как Богом установленный институт, в рамках которого передается апостольское преемство, но и как институт, «необходимый для самого существования Церкви»74.
70. Avis P. Anglicanism and the Christian Church. Edinburgh, 2002, р. 11–12.

71. «Епископы не должны вмешиваться в дела государства, ибо они суть правители иного общества, кое есть Церковь». - LEP VIII, I:2.

72. «Не побоимся ныне быть смелыми и категоричными, говоря, что из всех вещей в области управления Церкви именно установление епископов было с неба, от Бога, а Святой Дух был его автором». - LEP, VII, V:10.

73. «Те, кто однажды получили сию власть, да не полагают, что могут примерять ее, снимая и одевая, подобно плащу в зависимости от погоды, принимать, отвергать и заново принимать ее так часто, как им заблагорассудится… но да будет им, взявшимся своими руками за этот плуг, известно, что, будучи единожды посвященными Богу, они навеки соделаны его особым уделом. Суеверия могу помешать, а извержение (из сана. — И. Ф.) отсечь полностью от использования или осуществления власти, до этого данной, но не во власти человека по собственному произволу разделить то, что Бог соединил». - LEP V, LXXVII:3.

74. Avis P. The Anglican Understanding of the Church. London, 2000, р. 20.
46 Не вынося официальных суждений об отсутствии епископата у континентальных лютеран и кальвинистов, тем не менее, ведущие английские богословы XVI–XVII вв. архиепископ Армы Джон Брамхолл и Джереми Тэйлор настаивали на необходимости епископальной политии, в то время как епископ Ланселот Эндрюс и архиепископ Уильям Лод утверждали богоустановленность епископата и сущностную важность апостольского преемства для церкви75. Архиепископ Лод Так во время суда над ним заявил: «Никогда я не отвергал, что осуществление моей юрисдикции проистекает от Короны Англии… Но, в отношении моего сана и призвания, я так говорил и говорю: мой сан епископа и моя юрисдикция по Божественному апостольскому праву и неизменны в Церкви Христовой»76. Лод вел активную борьбу против кальвинистов, придерживавшихся пресвитерианской политии, как в Англии, так и за ее пределами. В отношении голландских и французских кальвинистов в Англии он считал «более чем справедливым не терпеть более французских или голландских церквей, отличающихся от нас в дисциплине, в любой части этого королевства»77.
75. Avis P. Anglicanism and the Christian Church, р. 132, 136.

76. History of Troubles and Trials. - The Works of the Most Reverend Father in God, William Laud, D.D., Sometime Lord Archbishop of Canterbury, v. III. Oxford, 1853, р. 406–407.

77. «I think it very just not to suffer French or Dutch Churches, differing from us in discipline, to be otherwise or longer tolerated in any part of this realm» (Laud W. Paper concerning the Dutch and French Churches in England). - The Works of the Most Reverend Father in God, William Laud, D.D., Sometime Lord Archbishop of Canterbury, v. VI (part I). Oxford, 1857, р. 26.
47 Ланселот Эндрюс также был одним из последовательных защитников идеи апостольского происхождения епископата. В «Образце катехетической доктрины» он пишет, что апостолы обладали «высшей властью или юрисдикцией не только все вместе, но и каждый по отдельности»78. Под юрисдикцией Л. Эндрюс понимал несколько вещей, а именно: «во-первых, возложение рук во время: ординации (Деян. 6:6); конфирмации (Деян. 8:17, 18); во-вторых, власть повелевать (1 Фес. 4:11, 2 Фес. 3:6, 12, Флм. 8, Кол. 4:10, 1 Кор. 14:37, 2 Пет. 3:2, Тит. 1:5, 1 Кор. 7:6, 17 и 11:34 и 16:1); в-третьих, власть запрещать (Лк. 9:49, Деян. 15:24, 1 Тим. 2:12); в-четвертых, власть связывать и разрешать (1 Кор. 4:21, 2 Кор. 13:10, Гал 5:12, 1 Тим. 1:20, 1 Кор. 5:5, 11, 2 Фес. 3:14, Мф. 16:19 с 18:18, Ин. 20:23)»79. Именно эту юрисдикцию епископы унаследовали от апостолов: «Наконец, для того, чтобы церкви… могли так продолжать , апостолы рукоположили надзирающих, дабы те имели общую заботу о церквях вместо них»80. Тот же подход мы обнаруживаем у Джереми Тэйлора81.
78. Andrewes L. A Pattern of Catechistical Doctrine. Oxford, 1846, р. 353.

79. Ibidem.

80. Ibid., р. 355.

81. «Итог таков: возложение рук… необходимо для вечного сохранения церкви, ne gens sit unius aetatis, “да продлится оно дольше одного поколения”. Эта власть возложения рук для рукоположения была установлена апостолами и мужами апостольскими, но не была дана семидесяти двум ученикам или пресвитерам, ибо апостолы и апостольские мужи поступали так de facto и нам было дано повеление поступать так, семьдесят два не поступали так. Таким образом, эта обязанность и служение апостолата является отдельным и более превосходным, нежели обязанности и служение пресвитеров. И это различение следует поддерживать во все времена церкви, ибо эта вещь не была временной… и потому такой же вечной, как священство, как сама церковь». - Taylor J. Of the Sacred Order and Offices of Episcopacy, by Divine Institution, Apostolical Tradition, and Catholic Practice. - The Whole Works of the Right Rev. Jeremy Taylor, D.D. Lord Bishop of Down, Connor, and Dromore, v. VII. London, 1822, р. 22.
48 В XVIII в. мы сталкиваемся с более радикальными мнениями, особенно среди движения «неприсягнувших» («the Nonjurors»). Так, Томас Бретт (1667–1743) полагал, что отсутствие епископата и, следовательно, апостольского преемства у лютеран и кальвинистов свидетельствовало не только о том, что в их церквях отсутствует сакраментальная благодать, но и о том, что недопустимо считать их церквями82. Это воззрение в XIX в. проникло отчасти в ортодоксальные круги, а оттуда – и в Оксфордское движение, начало которому положила проповедь Джона Кибла «Национальное отступничество», произнесенная 14 мая 1833 г. в университетской церкви св. Девы Марии в Оксфорде.
82. Avis P. Anglicanism and the Christian Church, р. 78, 149.
49 В четвертом из «Трактатов для нашего времени» Джон Кибл утверждал: «со времен Апостолов считалось, что таинство Евхаристии должно совершаться только “через руки” специально призванных к этому людей – епископом рукоположенных служителей»83. Тем же, кто выступал против государственной церкви, ее устройства и стремился отделиться от нее, Кибл напоминал: «отделяясь от нашего общения, они отделяют себя не только от благопристойного, упорядоченного и весьма похвального общества, но и от единственной Церкви в этом королевства, которая имеет полное право быть абсолютно уверенной в том, что она обладает Телом Господа для преподания оного Его Народу»84. Фактически, он считал, что служители «протестантских» церквей, во-первых, не являются действительными служителями Церкви и, соответственно, во-вторых, не обладают действительными Таинствами85.
83. Keble J. Adherence to the Apostolical Succession The Safest Course. - Tracts for the Times. V. I. 1833–1834. London - Oxford, 1834, р. 2.

84. Ibid., р. 5.

85. Avis P. Anglicanism and the Christian Church, р. 223.
50 Дж. Г. Ньюмен, как и Дж. Кибл, и Каролинские теологи XVII в., настаивал на идее богоустановленности епископата, на учении об апостольском преемстве: «Господь Иисус Христос даровал свой Дух апостолам, а они, в свою очередь, возложили руки на тех, кому следовало стать их преемниками. Последние, опять же, на других. И, таким образом, священный дар был передан нашим нынешним епископам»86. Рассуждая о важности рукоположения, Ньюмен указывает на тот факт, что «через епископа, который рукоположил нас, мы получили Святого Духа, власть связывать и разрешать, совершать Таинства и проповедовать», «мы, необходимым образом, не должны считать действительно рукоположенным того, кто не был таким образом рукоположен»87.
86. Newman J. H. Thoughts on the Ministerial Commission Respectfully Addressed to the Clergy. - Tracts for the Times. V. I. 1833–1834. London - Oxford, 1834, р. 2.

87. Ibid., р. 3.
51 Сведя взгляды английских и континентальных теологов к лапидарным формулировкам, получим таблицу:
52 Таблица 5 Взгляды лютеранских, кальвинистских и англиканских теологов
АСПЕКТ ЛЮТЕРАНСТВО КАЛЬВИНИЗМ АНГЛИКАНСТВО
Церковная полития Различные формы: от епископальной до пресвитериальной. Пресвитерианство является превалирующей формой. Епископальная полития.
Апостольское преемство Признается, но относится к области адиафоры. Признается, является важным аспектом церковной политии.
Ординация Требуется (епископальная или пресвитериальная). Требуется. Требуется епископальная ординация.
53 Сопоставив данные таблиц 3-5, можно ответить на вопрос, насколько уникально англиканство. Вывод: признаков отличия от континентального «классического» протестантизма у него значительно больше, нежели сходств, причем, по всем репрезентативным параметрам сравнения.
54 Сомнительными представляются попытки концептуализации понятия «протестантизм» на основании хронологии. Определение «протестантизма» как группы церквей, возникших в результате реформации XVI в., требует определения прочих элементов схемы (таблицы 1, 2) на основании того же критерия. Это порождает новые сложности. Так, условность даты Великой схизмы (1054 г.) между латинской и греческими церквями, а также поступательный характер разделения между ними не позволит провести четкое хронологическое разграничение между «православием» и «католицизмом»; применение только одного хронологического критерия к определению «Древних восточных церквей» также приводит к сложностям88, разрешимым конвенционально.
88. На существующую проблему указывает, в частности, один из авторов этой статьи: Давыдов И. П. Древние восточные церкви. - История религии, т. 2, с. 549–550.
55 Все вышесказанное дает основание заключить, что в отечественной историографии, посвященной реформации и «протестантизму», сложилась определенная парадигма, в которой заложены очевидные противоречия не только в логике родовой классификации, но и в семантике понятия «protestant» в приложении к истории английской реформации и истории Церкви Англии. Специальных исследований этого феномена нет в отечественной науке, что позволяет говорить об определенной новизне нашей работы.
56 С XX в. и по сей день наблюдается тенденция интерпретировать «реформированный» («reformed») элемент идентичности Церкви Англии как элемент «протестантский». Немалую роль здесь играет и использование этого понятия в классификационной схеме основных направлений христианства, в определении реформации XVI в. в качестве «протестантской», а также концепция «католической» контрреформации89, которая подвергалась критике, в частности, Ф. Броделем90. Это стало результатом прямого «заимствования» данной категории практики наукой и использования его в качестве категории анализа. Оперирование термином в качестве категории практики, конечно же, не делает его непригодным для использования в качестве категории анализа, однако мы вынуждены сталкиваемся с проблемой того, как это осуществляется.
89. Термин «контрреформация» («Gegenreformation») был введен в конце XVIII в. немецкими историками-лютеранами, рассматривавшими репрессивную политику католических властей после Аугсбургского мира 1555 г. и в течение Тридцатилетней войны (1618–1648). См.: MacCulloch D., Laven M., Duffy E. Recent Trends in the Study of Christianity in Sixteenth-Century Europe. - Renaissance Quarterly, 2006, № 59(3), р. 707.

90. «Ошибка заключается в том, что всеобщая духовная смута той эпохи не означала напрямую появления «протестантского» и протестного настроения, свойственного Реформации. В странах, которые впоследствии остались приверженными Риму, чувство религиозного дискомфорта привело к “Реформации” другого толка – реформации католической, которую историки называют обычно Контрреформацией. Как это часто бывает, выбранное название оказалось не совсем удачным». - Бродель Ф. Грамматика цивилизаций. М., 2014, с. 332.
57 Часто некритичное использование термина приводит к «вчитыванию» в тексты источников смыслов, которых в них быть не могло. И именно это, по нашему мнению, произошло с источниками по истории английской реформации конца XVI–XVII вв.: использование понятия «протестант» в современном, расширенном значении (включающем все направления христианства, которые проявились в результате раскола с Римом в XVI в., и исторически происходящие от них) ведет к априорным суждениям о нем, эквивокации с ним понятия реформированный («reformed»), а также включению Церкви Англии в разряд протестантских церквей. Этот подход не только неоправданно ограничивает интерпретационные возможности исследователя истории Английской церкви, но и ведет к упрощенному, схематичному ее видению.
58 Пересмотр или даже отказ от употребления понятия «протестантизм» как категории анализа применительно к истории реформации на континенте и Британских островах неизбежно поставит перед исследователями вопрос о необходимости новой классификации основных направлений в христианстве, что предполагает, в первую очередь, выработку новой терминологии, новых базовых понятий91. Мы полагаем, что устранение логического и концептуального дефектов, порожденных понятием «протестантизм», открывает новые перспективы как в области исследования истории реформационного движения, в целом, так и Церкви Англии, в частности.
91. Фадеев И. А. Проблема англиканской идентичности: терминологический и вероучительный аспект. - Евразия: духовные традиции народов, 2012, № 4, с. 30–47.
59 В современной российской историографии указанные понятия используются в значениях, которые определяют весь спектр исследований, посвященных истории реформации на европейском субконтиненте и Британских островах. Выход из сложившейся ситуации, обрисованной в статье, видится в постепенном и последовательном уточнении категорий анализа, т. е. «археологической» «реконструкции» их изначального, «нулевого», значения способом, эвристическая состоятельность которого была на филологическом материале продемонстрирована корифеями Женевской и Копенгагенской лингвистических школ, а на философском – Р. Бартом и М. Фуко.

References

1. Apresyan Yu. D. Idei i metody sovremennoj strukturnoj lingvistiki (kratkij ocherk). M., 1966.

2. Balli Sh. Obschaya lingvistika i voprosy frantsuzskogo yazyka. M., 1955.

3. Bart R. Nulevaya stepen' pis'ma. M., 2008.

4. Bryondal' V. Struktural'naya lingvistika. - Zvegintsev V. A. Istoriya yazykoznaniya XIX–XX vekov v ocherkakh i izvlecheniyakh, ch. II. M., 1965, s. 94–100.

5. Brodel' F. Grammatika tsivilizatsij. M., 2014.

6. Brubejker R. Ehtnichnost' bez grupp. M., 2012.

7. Volodina M. N. Kognitivno-informatsionnaya priroda termina (na materiale terminologicheskikh sredstv massovoj informatsii). M., 2000.

8. Gurevich A. Ya. Problema genezisa feodalizma v Zapadnoj Evrope. - Izbrannye trudy. Drevnie germantsy. Vikingi. M. - SPb., 2014, s. 190.

9. Davydov I. P. Drevnie vostochnye tserkvi. - Istoriya religii, t. 2, s. 549–550.

10. Davydov I. P. Ehpistema miforituala. M., 2013.

11. Istoriya ponyatij, istoriya diskursa, istoriya mentaliteta. M., 2010.

12. Istoriya religij, v 2-kh t., t. 2. M., 2014.

13. Kaz'ma O. E., Puchkov P. I. Religioznye organizatsii sovremennogo mira. M., 2010.

14. Kniga soglasiya. Ehlektronnoe izdanie. 1998.

15. Kozellek R. Vvedenie. - Slovar' osnovnykh istoricheskikh ponyatij, v 2-kh t., t. I. M., 2014, s. 24.

16. Kosikov G. Rolan Bart – semiolog, literaturoved. - Bart R. Izbrannye raboty. Semiotika. Poehtika. M., 1994, s. 17, prim. 21.

17. Kuznetsov V. G. Zhenevskaya lingvisticheskaya shkola. Ot Sossyura k funktsionalizmu. M., 2010.

18. Kuznetsov V. G. Nauchnoe nasledie Zhenevskoj lingvisticheskoj shkoly. M., 2010.

19. Lebedev V. Yu., Prilutskij A. M. Semiozis i semiodinamika teologicheskikh i mifologicheskikh znakovykh sistem. Tver', 2010.

20. Lebedev V. Yu., Prilutskij A. M., Viktorov V. Yu. Religiovedenie: ucheb. dlya bakalavrov. M., 2013, s. 49–56.

21. Lotman Yu. M. Vnutri myslyaschikh mirov. SPb., 2015.

22. Osnovy religiovedeniya. M., 1994.

23. Osnovy religiovedeniya. M., 2005.

24. Ocherki istoricheskoj semantiki russkogo yazyka rannego Novogo vremeni. M., 2009.

25. Prilutskij A. M. Semiotika religii: filosofsko-religiovedcheskie issledovaniya. SPb., 2007.

26. Revunenkova N. Protestantizm. M., 2007.

27. Religiovedenie. M., 2006, s. 815–816.

28. Religiovedenie. M., 2012, s. 401–415.

29. Religiovedenie. Uchebn. posob. dlya studentov pedagogicheskikh vuzov. SPb., 2008, s. 437.

30. Savel'eva I. M., Poletaev A. V. Znanie o proshlom: teoriya i istoriya, v 2-kh t. T. 1. Konstruirovanie proshlogo; T. 2. Obrazy proshlogo. SPb., 2003–2006.

31. Skinner K. Istoki sovremennoj politicheskoj mysli, v 2-kh t. T. 1: Ehpokha Renessansa; T. 2: Ehpokha Reformatsii. M., 2018.

32. Sossyur F. de. Trudy po yazykoznaniyu. M., 1977.

33. Fadeev I. A. Problema anglikanskoj identichnosti: terminologicheskij i verouchitel'nyj aspekt. - Evraziya: dukhovnye traditsii narodov. 2012, № 4, s. 30–47.

34. Fadeev I. A. Tserkov' Anglii: problema konfessional'noj samoidentifikatsii v istoricheskoj perspektive. M., 2015.

35. Fuko M. Arkheologiya znaniya. SPb., 2012.

36. Fuko M. Slova i veschi. Arkheologiya gumanitarnykh nauk. SPb., 1994.

37. Shaff F. Istoriya Khristianskoj tserkvi, t. VII. SPb., 2009.

38. Scherba L. V. Yazykovaya sistema i rechevaya deyatel'nost'. M., 2004.

39. Ehvolyutsiya ponyatij v svete istorii russkoj kul'tury. M., 2012.

40. Yakobson R. O. Nulevoj znak. - Yakobson R. O. Izbrannye raboty. M., 1985, s. 222–230.

41. Andrewes L. Responsio ad Apologiam Cardinalis Bellarmini. Oxford, 1851.

42. Andrewes L. Sermon V; Sermon VI. – Ninety-Six Sermons by the Right Honourable and Reverend Father in God, Lancelot Andrewes, sometime Lord Bishop of Winchester, v. I. Oxford, 1878.

43. Andrewes L. Sermon II. – Ninety-Six Sermons by the Right Honourable and Reverend Father in God, Lancelot Andrewes, sometime Lord Bishop of Winchester, v. V. Oxford, 1880.

44. Answer of the Archbishops of England to The Apostolic Letter of Pope Leo XIII [Saepius Officio], r. 13–14.

45. Articuli Smalcaldici, III:X, col. 497.

46. Berkhof L. Systematic Theology. Grand Rapids, 1996.

47. Bramhall J. A Replication of the Bishop of Chalcedon’s Survey of the Vindication of the Church of England from Criminous Schism. - The Works, v. II, r. 88, 276.

48. Bramhall J. An Answer to M. De La Milletiere. - The Works, v. I, r. 8, 20.

49. Concordia Triglotta: Libri symbolici Ecclesiae Lutheranae. St. Louis, 1921.

50. Confessio Augustana XIV, col. 49.

51. Engelder Th. Popular symbolics: the doctrines of the churches of Christendom and of other religious bodies examined in the light of Scripture. Saint Louis, 1934.

52. Graebner A. L. Outlines of Doctrinal Theology. Saint Louis, 1910.

53. History of Troubles and Trials. - The Works of the Most Reverend Father in God, William Laud, D.D., Sometime Lord Archbishop of Canterbury, v. III. Oxford, 1853, r. 406–407.

54. Keble J. Adherence to the Apostolical Succession The Safest Course. - Tracts for the Times. V. I. 1833–1834. London - Oxford, 1834, r. 2.

55. Klaassen W. Anabaptism: Neither Catholic Nor Protestant. Waterloo, 1973.

56. Laud W. A Relation of The Conference between William Lawd, Then, Lrd. Arch-Bishop of St. Davids; now, Lord Arch-Bishop of Canberbvry: And Mr. Fisher the Jesuite, by the Command of King James of ever Blessed Memorie, r. 339–341.

57. MacCulloch D., Laven M., Duffy E. Recent Trends in the Study of Christianity in Sixteenth-Century Europe. - Renaissance Quarterly, 2006, № 59(3), r. 707.

58. Newman J. H. Thoughts on the Ministerial Commission Respectfully Addressed to the Clergy. - Tracts for the Times. V. I. 1833–1834. London-Oxford, 1834, r. 2.

59. Philosophy in History: Essays on the historiography of philosophy. Ed. by R. Rorty, J. B. Schneewind, Q. Skinner. Cambridge, 1984.

60. Schluesselburg C. Theologiae Calvinistarum Libri Tres; in quibus... demonstratur, eos de nulla fere doctrinae Christianae articulo rece sentire. Frankfurt, 1594.

61. Second Helvetic Confession XVIII.

62. Skinner Q. The Foundations of Modern Political Thought. V. 1. The Renaissance; V. 2. The Age of Reformation. Cambridge, 1978.

63. Taylor J. Of the Sacred Order and Offices of Episcopacy, by Divine Institution, Apostolical Tradition, and Catholic Practice. - The Whole Works of the Right Rev. Jeremy Taylor, D.D. Lord Bishop of Down, Connor, and Dromore, v. VII. London, 1822, r. 22.

64. The Works of the Most Reverend Father in God, William Laud, D.D., Sometime Lord Archbishop of Canterbury, v. VI (part I). Oxford, 1857.

65. Westminster Confession, Edinburgh, 1882.

66. Works of that Learned and Judicious Divine Mr. Richard Hooker with an Account of His Life and Death by Isaac Walton. Arranged by the Rev. John Keble MA, 7th ed. revised by the Very Rev. R. W. Church and the Rev. F. Paget, in 3 v., v. I. Oxford, 1888.