The Diplomatic Position of West European States Regarding the Afghan Armed Conflict 1979–1989
Table of contents
Share
Metrics
The Diplomatic Position of West European States Regarding the Afghan Armed Conflict 1979–1989
Annotation
PII
S013038640008953-6-1
DOI
10.31857/S013038640008953-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Taisiya Rabush 
Affiliation: Saint Petersburg university of industrial technologies and design
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Edition
Pages
167-178
Abstract

The author examines the official position of Western European states regarding the Afghan armed conflict in 1979–1989. The purpose of the study is to appraise the various aspects of the official position of Western European countries in the Afghan conflict. This theme was not previously consid-ered as a separate problem in either international or Russian historiography, and the author attempts to fill this gap. The author bases research on documentary sources, including UN documentation. Moreo-ver, the author does not set the goal to consider the position of each European country, but identifies general trends. The study is built on the chronological principle and is divided into two parts: in the first part, the author examines the position of Western European states regarding the Afghan conflict in 1978–1979 (before the entry of Soviet troops into Afghanistan). In the second part, the author studies the position of Western European countries throughout the 1980s, considering both the joint statements of the Western European governments regarding the Afghan conflict, and those put forward by them as part of bilateral relations with the USSR. The main conclusions of the author are as follows: although Western European states perceived the presence of Soviet troops in Afghanistan negatively, nevertheless in the 1980s the Western European community made significant efforts in the matter of the diplomatic settlement of the Afghan conflict both in the framework of bilateral contacts with the USSR and through activities in international organizations (the UN, the EEC, etc.). And although European proposals were not the basis for a political settlement in Afghanistan, this experience is valuable as an example of joint actions by Western European countries in resolving armed conflicts.

Keywords
Soviet-Afghan War, Afghan armed conflict, relations between the USSR and European countries in the 1980s, Western European countries in the UN, Afghanistan and Western European countries in the 1980s
Received
25.03.2020
Date of publication
07.12.2020
Number of purchasers
4
Views
124
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 В настоящее время достаточно изученными являются политика США в отношении Афганистана и афганского военного конфликта 1979–1989 гг. с участием СССР (более известного как «афганская война») и политика СССР в отношении Афганистана в аналогичный период. Но в афганские события так или иначе оказались вовлечены многие страны мира, и европейские государства не стали исключением, но политика европейских государств в афганском вооруженном конфликте 1979–1989 гг. по-прежнему остается достаточно малоизученной темой. В настоящей статье рассматривается дипломатическая позиция некоторых государств Западной Европы в отношении афганского вооруженного конфликта и вопроса его урегулирования как до, так и после ввода ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистан.
2 Прежде чем перейти непосредственно к теме статьи, стоит сказать, что восточноевропейские государства придерживались в отношении афганского вооруженного конфликта и советского участия в нем иной политической позиции, чем государства Западной Европы. Если говорить кратко, то государства Восточной Европы преимущественно являлись членами Организации Варшавского Договора и, следовательно, военными союзниками СССР, поэтому в афганском вооруженном конфликте они поддерживали советское правительство и кабульский политический режим (за исключением Румынии и Югославии). Политическая позиция восточноевропейских государств в афганском вооруженном конфликте - это тема для отдельного исследования, поэтому автор сосредоточится только на рассмотрении позиции западноевропейских государств.
3 Следует отметить, что в вовлечении западноевропейских государств в афганский военный конфликт можно выделить два направления: выработка и практическая реализация дипломатической позиции; и «тайное» участие, которое реализовывалось прежде всего в форме разносторонней поддержки афганских антиправительственных сил (поставка вооружения, финансовая помощь, пропагандистские мероприятия в поддержку афганских мятежников с целью осуждения действий СССР в Афганистане и т.д.). В настоящее время имеется не так много доступных источников, которые бы позволили полно осветить разные аспекты участия западноевропейских стран в поддержке афганских мятежников, поэтому в статье будет рассмотрена только дипломатическая позиция западноевропейских государств в отношении ситуации в Афганистане. Кроме того, автор не ставит своей целью рассмотреть позицию каждой отдельно взятой европейской страны, а хотел бы выделить общие тенденции и направления.
4 В работе автор опирается на документы ООН, сборники «Внешняя политика Советского Союза и международные отношения» за 1980–1984 гг., документы секретной переписки внешнеполитических ведомств США по Афганистану (1978–1979 гг.) и на документы Архива национальной безопасности США. Таким образом, статья основана преимущественно на документальных источниках. Историография вопроса довольно незначительна, но в некоторых работах упоминается политика западноевропейских государств в отношении «афганского вопроса» в интересующий нас период. Это монография Л. Б. Теплинского «История советско-афганских отношений, 1919–1987», в которой отдельный раздел посвящен Афганистану в системе международных отношений, в том числе речь идет и об отношениях этого государства со странами Западной Европы и об их позиции в афганском конфликте1. Историк А. С. Иващенко также касается вопроса отношений Афганистана со странами Западной Европы, преимущественно экономических2. Но в целом можно утверждать, что в настоящее время нет работ, посвященных конкретно теме разработки и реализации дипломатической позиции стран Европы (причем и Западной, и Восточной) в отношении афганского вооруженного конфликта.
1. Теплинский Л. Б. История советско-афганских отношений, 1919–1987. М., 1988. С. 289–292.

2. Иващенко А. С. США и Афганистан (1978–1989 гг.). М., 1997. С. 61, 98, 102.
5

ЕВРОПЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА И АФГАНИСТАН В 1978–1979 годах НАКАНУНЕ ВВОДА ОКСВ

6 Известно, что первым государством, осуществившим дипломатическое признание нового афганского политического режима, пришедшего к власти после Апрельской революции 1978 г., был Советский Союз. Несмотря на свою откровенную просоветскую направленность, в самое короткое время (преимущественно на протяжении мая 1978 г.) Демократическая Республика Афганистан (ДРА) получила дипломатическое признание со стороны большинства европейских и азиатских государств. Живой интерес к ситуации в Афганистане после Апрельской революции 1978 г. проявила Великобритания. Так, 21 июля 1978 г. между советником отдела стран Среднего Востока МИД СССР С. Гавриловым и первым секретарем посольства Великобритании в Москве С. Бэндом состоялась беседа, в ходе которой британский дипломат поинтересовался внутренним положением в Афганистане в настоящее время и сообщил, что Великобритания намерена продолжать оказание экономической помощи ДРА в прежних объемах3.
3. Запись беседы с первым секретарем посольства Великобритании в Москве С. Бэндом, 1978 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
7 Реформы нового афганского правительства, проводимые в интенсивном темпе и не всегда учитывающие традиции и имеющиеся в стране обстоятельства, вызвали протест среди немалой части населения страны, быстро переросший в вооруженное сопротивление4 и гражданскую войну. Обострение внутриполитической ситуации в Афганистане повлекло за собой втягивание СССР в афганский внутренний конфликт, масштабы которого нарастали в 1978–1979 гг. буквально с каждым месяцем.
4. Отметим, что «правая» оппозиция правящему афганскому режиму существовала задолго до Апрельской революции 1978 г., но именно революция и последовавшие за ней события способствовали резкому росту числа ее сторонников.
8 Разумеется, и осложнение обстановки в Афганистане, и все большее советское вовлечение в дела этой страны вызывали обеспокоенность за рубежом. Особенно пристально (по понятным причинам) за развитием событий в Афганистане наблюдали США. Тем не менее западноевропейские страны тоже отслеживали ситуацию в Афганистане. Немалый интерес в отношении развития внутриафганских событий проявляли Франция и Великобритания, о чем свидетельствуют документы, изученные автором. Так, летом 1979 г. работники отдела стран Среднего Востока МИД СССР имели беседы с первым секретарем посольства Великобритании в Москве Дж. Л. Тейлором5 и с временным поверенным в делах Франции в СССР Ж. Дюпоном6. В этих беседах дипломаты Великобритании и Франции проявили обеспокоенность развитием обстановки в Афганистане. В частности представитель Франции отметил, что «у французской стороны имеются опасения, что Советский Союз может быть поставлен в такое положение, когда ему придется вмешаться во внутренние события в Афганистане», и поинтересовался, «дает ли советско-афганский Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве основание для подобного вмешательства»7.
5. Запись беседы с первым секретарем посольства Великобритании в Москве Дж. Л. Тейлором, 1979 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

6. Запись беседы с временным поверенным в делах Франции в СССР Ж. Дюпоном, 1979 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

7. Там же.
9 Кроме того, в 1979 г. в рамках НАТО дважды состоялись сессии политических советников стран - членов НАТО, на которых одним из предметов обсуждения стала обстановка в Афганистане и вокруг него, высказывались мнения делегаций о ситуации в Афганистане, перспективах ее развития и возможности военного вмешательства СССР. Так, в документе № 6515 «Дискуссия политических советников по Афганистану» от 8 августа 1979 г. отмечено, что делегация ФРГ озабочена тем, что «внутренняя обстановка в Афганистане, с нашей точки зрения, быстро ухудшается… афганское центральное правительство теперь уже не способно разгромить религиозное в своей основе сопротивление большей части населения. Наоборот, группы сопротивления достигают все большего успеха. Без советской поддержки режим, видимо, рухнул бы уже давно... Что касается советского руководства, то с учетом изложенного выше, оно должно будет вскоре принять решение о своей будущей роли в Афганистане… Видимо, следует исключить возможность, что Москва покинет нынешний режим, поскольку это могло бы означать для Советов утрату важной зоны интересов… Тем не менее представляется сомнительным, чтобы Советский Союз довел степень своего вовлечения до военной интервенции, поскольку это повлекло бы за собой серьезный риск… Но Москва, возможно, готовится к тому, чтобы пойти на такой риск. Не может быть никаких сомнений в том, что Советский Союз будет продолжать принимать меры в поддержку режима в Кабуле… Тем не менее в настоящее время трудно определить, действительно ли Москва готова пойти на риск военной интервенции»8.
8. Секретная переписка внешнеполитических ведомств США по Афганистану / Под ред. Ю. В. Ганковского. Спецбюллетень Института востоковедения АН СССР, № 5 (244). М., 1986. С. 92–93.
10 Из того же документа следует, что Великобритания также обеспокоена сложившейся ситуацией: «последние сообщения показывают, что способность режима Тараки контролировать ситуацию во все большей степени зависит от советской военной помощи... Но нам нельзя недооценивать советские обязательства перед “афганской революцией” …русские в целях сохранения этого режима могут пойти далеко. Прямая военная интервенция с большим количеством советских войск, прямо и открыто действующих под советским командованием, имеет много отрицательных сторон, и русские вряд ли имеют ее в виду, если только как крайний случай»9.
9. Там же. 96.
11 В другом документе «Политические советники обсуждают положение в Афганистане и Иране» за № 05863 от 23 августа 1979 г. указано, что англичане в ходе обсуждения отметили, что «советская печать продолжает уделять Тараки и Амину значительное внимание, создавая впечатление, что нынешний режим в Афганистане контролирует обстановку и хорошо справляется со своими задачами. Временное затишье в пропаганде против Пакистана кончилось с появлением в “Правде” 28 июля статьи Петрова, который вновь затронул обычную тему о том, что проблемы Афганистана обусловлены вмешательством извне»10. Интересные наблюдения сделали представители Нидерландов, отметившие, что «советские союзники режима, которые многое поставили на карту… тоже должны испытывать неудобства. Значительный рост военного участия Советов влечет за собой серьезные и неприемлемые для них последствия... (далее идет перечисление последствий. – Т. Р.). …Независимо от исхода Москва, видимо, находится на перепутье и должна сделать выбор: или ограничить свое вмешательство и пойти на определенный риск в отношении советского влияния в Афганистане, или идти “вьетнамским путем”. Не нужно объяснять, какое значение Афганистан имеет для Москвы… Сообщения нашего посольства в Исламабаде продолжают подчеркивать, что все без исключения пакистанские официальные лица считают иллюзией западные рассуждения, которые допускают, что Москва может пойти на то, чтобы выпустить Афганистан из своих рук»11.
10. Там же. С. 112–113.

11. Там же. С. 114–115.
12 Таким образом, западноевропейские государства на протяжении 1979 г., когда события в Афганистане разворачивались особенно стремительно, пристально наблюдали за ситуацией в этой стране, но не предпринимали каких-либо активных действий. Следует отметить, что процитированные документы наглядно показывают, что до определенного момента представители этих государств полагали, что СССР по ряду разных причин вряд ли решится на прямое военное вмешательство, хотя потеря Афганистана стала бы для него безусловно серьезным геополитическим поражением.
13 Итак, смена политического режима в Афганистане, произошедшая в результате Апрельской революции 1978 г., и последовавшие за этим события в стране вызвали очевидный интерес западноевропейских государств. Тем не менее все западноевропейские государства осуществили дипломатическое признание нового афганского режима и вплоть до самого ввода советских войск в Афганистан не предпринимали каких-либо решительных мер, направленных на препятствование увеличению размеров советского присутствия (в том числе военного) в Афганистане. Они сохраняли пассивную позицию относительно происходящего, ограничиваясь наблюдением за развитием событий, впрочем, наблюдением довольно пристальным. Основные события развернулись после ввода ОКСВ в Афганистан.
14

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В АФГАНСКОМ ВООРУЖЕННОМ КОНФЛИКТЕ НА ПРОТЯЖЕНИИ 1980-х годов

15 Ввод ОКСВ в Афганистан вызвал резко отрицательную реакцию мирового сообщества. Так, 10 января 1980 г. в связи с этим событием была созвана шестая чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, в ходе которой была принята резолюция, осудившая акт ввода ОКСВ в Афганистан 104 голосами. Все западноевропейские государства голосовали «за» принятие резолюции «Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности»12. В дальнейшем резолюции с аналогичным названием принимались ежегодно на каждой сессии Генеральной Ассамблеи ООН вплоть до вывода советских войск из Афганистана в 1989 г., и результаты голосования западноевропейских государств оставались неизменными: они ежегодно голосовали «за» принятие этой резолюции. Из европейских капиталистических государств «за» эти резолюции Генеральной Ассамблеи ООН не голосовала только Финляндия, которая ежегодно «воздерживалась» от участия в голосовании. Таким образом, положительным голосованием за принятие ежегодных резолюций «Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности» западноевропейские государства демонстрировали свое дипломатическое осуждение советской политики в Афганистане. В начале 1980 г. были предприняты и другие дипломатические действия, в том числе в сфере двухсторонних отношений западноевропейских стран и СССР. Так, уже 4 января 1980 г. посол ФРГ в СССР Г. Вик в беседе с заместителем министра иностранных дел СССР А. Г. Ковалевым сделал устное заявление по поводу событий в Афганистане, использовав при этом такое выражение, как «интервенция», что вызвало негативную реакцию со стороны представителя МИД СССР13.
12. 6-я чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН 10–14 января 1980 г. «Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности». URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

13. Запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР А. Г. Ковалева с послом ФРГ в СССР Г. Виком, 1980 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
16 Самым, пожалуй, масштабным антагонистом СССР в афганском вооруженном конфликте были США. Но несмотря на то, что в рамках ООН все западноевропейские государства солидаризировались с США в вопросе дипломатического осуждения акта ввода ОКСВ в Афганистан, позиция западноевропейских государств в вопросе о поддержке других направленных против СССР или Афганистана американских внешнеполитических акций не всегда была такой согласованной. Так, европейские союзники США по НАТО не единогласно поддержали антисоветские санкции США, объявленные администрацией Соединенных Штатов 4 января 1980 г. Ряд западноевропейских государств, вопреки активной американской пропагандистской кампании, предпринятой с этой целью, не бойкотировал московские Олимпийские игры-80 (например, Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и др.). Кроме того, европейские союзники США по НАТО не стремились быстрее присоединиться к антисоветским американским экономическим санкциям, что обуславливалось в том числе и тем, что экономические связи СССР и стран Западной Европы в целом были более тесными, чем у СССР и США14.
14. Современная внешняя политика США, в 2-х т. / Под ред. Г. А. Трофименко. М., 1984. Т. 2. С. 247; Schmidt H. A policy of reliable partnership // Foreign affairs, Spring 1981. Р. 743–755.
17 Несмотря на то, что в итоге ОКСВ оставался в Афганистане почти 10 лет, с первых же месяцев 1980 г. стали предприниматься попытки политического урегулирования ситуации в Афганистане. Уже в начале 1980 г. на сессии Европейского экономического сообщества (ЕЭС) министр иностранных дел Великобритании лорд П. Каррингтон предложил план политического урегулирования, получивший известность под названием «план Каррингтона». Согласно этому плану дипломатическое урегулирование предполагалось осуществить в два этапа: на первом этапе – провести международную конференцию в составе Генерального секретаря Организации исламская конференция (ОИК), Генерального секретаря ООН и участников афганского конфликта; на втором этапе привлечь к процессу урегулирования «представителей афганского народа». Данный план поддержали все западноевропейские государства. МИД СССР отверг этот план политического урегулирования на том основании, что, во-первых, урегулирование невозможно, пока продолжается вмешательство извне в дела Афганистана; во-вторых, под представителями «афганского народа» в Западной Европе понимали афганских мятежников, что для СССР и официального Кабула было совершенно недопустимо. 14 мая 1980 г. правительство Афганистана предложило свой план политического урегулирования. В январе 1981 г. план политического урегулирования предложил президент Франции В. Жискар д’Эстэн, и этот план также был отвергнут СССР и Афганистаном15.
15. Теплинский Л. Б. Указ. соч. С. 291.
18 Предложения по урегулированию ситуации в Афганистане, которые рассматривались странами Западной Европы как основа для афганского политического урегулирования на протяжении последующих лет, были представлены ЕЭС 30 июня 1981 г. Текст предложений был составлен на основе деклараций Европейского Совета от 13 июня 1980 г. в Венеции и от 24 марта 1981 г. в Маастрихте16, а также «афганских» резолюций ООН и ОИК. Предлагалось в октябре – ноябре 1981 г. провести международную конференцию по Афганистану в два этапа. На первом этапе было предложено выработать международные договоренности по прекращению вмешательства извне и недопущения такого вмешательства в будущем; для участия в первом этапе собирались привлечь Иран, Пакистан, Индию, Генерального секретаря ООН, Генерального секретаря ОИК и постоянных членов Совета Безопасности ООН. На втором этапе предполагалось достичь «соглашения по осуществлению договоренностей, разработанных на первом этапе», привлечь всех участников первого этапа и «представителей афганского народа»17.
16. А/36/153. 30 марта 1981 г. Письмо Постоянного представителя Нидерландов при ООН от 26 марта 1981 г. на имя Генерального секретаря. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

17. Текст заявления Европейского Совета по Афганистану, 1981 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
19 В СССР этот план также не нашел одобрения, о чем заявлялось даже с трибуны ООН. Так, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко в выступлении на ХХХVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 22 сентября 1981 г. отметил, что «в последнее время ведутся разговоры вокруг предложения некоторых западных стран созвать международную конференцию по Афганистану», но про сам Афганистан в этой конференции «забыли» и пытаются рассмотреть ситуацию в ДРА без участия афганского правительства: «Разумеется, это – неприемлемый подход». По словам А. А. Громыко, основа политического урегулирования в Афганистане изложена в заявлениях ДРА от 14 мая 1980 г. и от 24 августа 1981 г., и урегулирование должно прежде всего обеспечить прекращение и невозобновление вмешательства во внутренние дела ДРА, а порядок и сроки вывода ОКСВ можно рассматривать позже, по согласованию между СССР и ДРА18.
18. Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. 1981 год. Сб. документов / Составители И. А. Кириллин, Н. Ф. Потапова. М., 1982. С. 117.
20 Аналогичную советской позицию в отношении западноевропейских предложений по политическому урегулированию заняло также руководство Афганистана. Так, 12 ноября 1981 г. постоянный представитель Афганистана при ООН М. Ф. Зариф представил на имя Генерального секретаря ООН Заявление «О предложении ЕЭС по Афганистану», в котором указывалось, что «в предложении ЕЭС повторяются выдвигавшиеся ранее идеи империалистических государств, и по своей сути оно направлено на подрыв афганской революции. Оно предусматривает созыв двухэтапной международной конференции по Афганистану, с тем чтобы якобы “обеспечить” прекращение вмешательства извне и создать гарантии предотвращения такого вмешательства в будущем.
21 2. Однако предполагаемый состав участников конференции и ее предлагаемая повестка дня сами по себе являются открытым вмешательством в внутренние дела ДРА. “Десятка” предлагает обсуждать “афганский вопрос” без участия правительства ДРА. Подобная позиция не только нереалистична, но и полностью неприемлема для афганского народа...
22 3. Уже существует реалистичный и всеобъемлющий план достижения политического урегулирования положения вокруг Афганистана и нормализации отношений между Афганистаном и соседними странами. Этот план подробно излагался в заявлении правительства ДРА от 14 мая 1980 г. ...
23 5. Афганское и советское правительства неоднократно указывали, что, когда это вооруженное вмешательство извне в дела Афганистана будет прекращено и будут даны твердые гарантии того, что оно не возобновится, Советский Союз по договоренности с правительством ДРА и с его согласия выведет свой ограниченный военный контингент из Афганистана»19.
19. А/36/672. 13 ноября 1981 г. Письмо Постоянного представителя Афганистана при ООН от 12 ноября 1981 г. на имя Генерального секретаря. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
24 «Афганский вопрос» также рассматривался на римской сессии Совета НАТО в мае 1981 г., о чем ТАСС было сделано соответствующее заявление 9 мая 1981 г.: «НАТО не имеет ни морального, ни какого иного права ставить под вопрос законную помощь Советского Союза дружественному афганскому народу в отражении агрессии извне», и вопрос присутствия в Афганистане ОКСВ может быть решен только в контексте урегулирования на основе предложений правительства ДРА, о чем со стороны СССР «были сделаны неоднократные заявления»20. В последующем рассмотрение ситуации в Афганистане осуществлялось европейскими государствами на совместных встречах и многосторонних форумах практически ежегодно, например в марте 1984 г. во Франции21, в декабре 1986 г. в Великобритании22, в марте 1987 г. в Бельгии23, в июле 1987 г.24 и в декабре того же года в Дании25. В декабрьском заявлении 1987 г. государства - члены ЕЭС призвали СССР «a) вывести все свои войска к какой-либо установленной дате в 1988 г. в соответствии с графиком, который должен быть определен; b) согласиться на создание переходного правительства, независимость которого должна быть неоспоримой, в целях подготовки к принятию новой конституции и переходу к подлинному самоопределению; c) признать, что участие афганских сил сопротивления является неотъемлемым элементом всеобъемлющего политического урегулирования»26.
20. Внешняя политика Советского Союза…, 1981 год. С. 41–44.

21. А/39/161. 2 апреля 1984 г. Письмо Постоянного представителя Франции при ООН от 29 марта 1964 г. на имя Генерального секретаря. Заявления, принятые министрами иностранных дел 10 государств - членов ЕЭС 27 марта 1984 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

22. A/41/964. 10 декабря 1986 г. Письмо заместителя Постоянного представителя Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии при ООН от 10 декабря 1986 г. на имя Генерального секретаря. Заявление Европейского совета от 6 декабря 1986 г., касающееся Афганистана. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

23. A/42/180. 17 марта 1987 г. Письмо Постоянного представителя Бельгии при ООН от 17 марта 1987 г. на имя Генерального секретаря. Заявление 12 государств - членов Европейского сообщества от 16 марта 1987 г. по поводу Афганистана. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

24. A/42/403. 15 июля 1987 г. Письмо Временного Поверенного в делах Постоянного представительства Дании при ООН от 15 июля 1987 г. на имя Генерального секретаря. Заявление, касающееся Афганистана, принятое министрами иностранных дел 12 государств - членов Европейского сообщества в Копенгагене 13 июля 1987 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020). Заявление A/42/403 посвящено процессу Женевских переговоров Афганистана и Пакистана.

25. A/42/859. 7 декабря 1987 г. Письмо Постоянного представителя Дании при ООН от 7 декабря 1987 г. на имя Генерального секретаря. Заявление по Афганистану, принятое главами государств и правительств 12 государств - членов Европейского сообщества на сессии Европейского совета, которая проходила в Копенгагене 4 и 5 декабря 1987 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

26. Там же.
25 Осуждению европейских государств также подвергались особенно активные боевые действия в Афганистане. Так, в марте 1987 г. члены ЕЭС в совместном заявлении за номером A/42/180 осудили обстрелы пакистанской территории, проводимые со стороны Афганистана27. Это не единственный пример заявлений такого рода: весной 1984 г. члены ЕЭС выразили протест по поводу действий СССР в Панджшерской долине в ходе Панджшерской операции 1984 г.28 Министры иностранных дел «десятки» в совместном заявлении указали, что «советские войска вот уже несколько недель ведут широкомасштабное наступление в ряде провинций Афганистана, в частности в районе Пандхира29. Члены “десятки” считают, что более значительные или новые средства, используемые в этих целях, в частности бомбометание с больших высот, могут вызывать лишь большие страдания и разрушения, не способствуя при этом более быстрому завершению конфликта, который невозможно урегулировать военным путем. Эти атаки способны привести лишь к увеличению числа бездомных и беженцев... В этих условиях “десятка” считает своим долгом вновь заявить о своей приверженности принципам, которые содержатся в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и которые недавно вновь упоминались в связи с четвертой годовщиной с момента советского вторжения. Вывод иностранных войск, самоопределение афганского народа, добровольное возвращение беженцев, неприсоединение Афганистана – вот условия почетного, справедливого и прочного урегулирования для всех вовлеченных сторон. “Десятка” вновь обращается к Советскому Союзу с призывом пойти по этому пути и содействовать усилиям, прилагаемым в этих целях Генеральным секретарем ООН»30.
27. В заявлении в том числе осуждались обстрелы приграничной территории Пакистана со стороны Афганистана, осуществленные в конце февраля 1987 г. и направленные против пакистанских гражданских объектов. Отметим, что в настоящее время у нас не имеется полностью достоверной информации о том, имели ли эти обстрелы место в реальности или же поступившие Генеральному секретарю ООН пакистанские заявления о них были частью «пропагандистской войны» против Афганистана.

28. Одна из четырех (третья по счету) боевых операций, проведенных силами ОКСВ в Панджшерском ущелье и на прилегающих территориях в 1980–1985 гг.

29. Так в документе.

30. А/39/261. 17 мая 1984 г. Письмо Постоянного представителя Франции при ООН от 15 мая 1984 г. на имя Генерального секретаря. Совещание по вопросу о политическом сотрудничестве в Европе: заявление по вопросу об Афганистане, принятое министрами иностранных дел «десятки» 14 мая 1984 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
26 И конечно же, существенное внимание западноевропейские страны уделили процессу заключения Женевских соглашений и вывода советских войск из Афганистана – этот вопрос обсуждался в рамках ЕЭС в июле 1987 г. в Копенгагене31; неоднократно на протяжении 1988 г. – в феврале в Бонне32, в апреле там же (в день заключения Женевских соглашений)33, в ноябре в Брюсселе34; а также в первых числах января 1989 г. в Афинах35. При этом в двух последних заявлениях отмечено, что в будущем правительстве Афганистана важная роль должна быть отведена силам сопротивления36. Отдельное заявление по Женевским соглашениям также сделал министр иностранных дел и по делам Содружества Великобритании Д. Хау37.
31. A/42/403. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

32. A/43/178. 29 февраля 1988 г. Письмо Постоянного представителя ФРГ при ООН от 26 февраля 1988 г. на имя Генерального секретаря. Заявление по Афганистану, сделанное 12 государствами - членами Европейского сообщества в Бонне 25 февраля 1988 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

33. A/43/311. 15 апреля 1988 г. Письмо Постоянного представителя ФРГ при ООН от 14 апреля 1988 г. на имя Генерального секретаря. Заявление 12 государств - членов Европейского сообщества по Афганистану, сделанное 14 апреля 1988 г. в Бонне. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

34. A/43/852. 22 ноября 1988 г. Письмо Постоянного представителя Греции при ООН от 22 ноября 1988 г. на имя Генерального секретаря. Заявление 12 государств - членов Европейского сообщества по Афганистану, сделанное в Брюсселе 21 ноября 1988 г. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

35. A/44/64. 4 января 1989 г. Письмо Временного Поверенного в делах Постоянного представительства Греции при ООН от 31 декабря 1988 г. на имя Генерального секретаря. Заявление, принятое 31 декабря 1988 г. 12 государствами - членами Европейского сообщества в связи с девятой годовщиной вторжения в Афганистан. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

36. A/43/852. С. 2. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020); A/44/64. С. 2. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

37. A/43/309. 14 апреля 1988 г. Письмо Временного Поверенного в делах Постоянного представительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии при ООН от 14 апреля 1988 г. на имя Генерального секретаря. Афганистан: заявление, сделанное 14 апреля 1988 г. министром иностранных дел и по делам Содружества Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
27 Ситуация в Афганистане рассматривалась западноевропейскими государствами не только на многостороннем уровне (в рамках НАТО, ООН, ЕЭС), но и в ходе двухсторонних встреч представителей СССР и западноевропейских стран. Так, 9–12 ноября 1980 г. состоялся визит в СССР министра иностранных дел Италии Э. Коломбо, по итогам которого было принято совместное советско-итальянское коммюнике. Э. Коломбо и А. А. Громыко обсудили положение и актуальные проблемы в Африке, в Азии и на Дальнем Востоке. Как отмечается в коммюнике, «сознавая необходимость добиться по возможности скорого политического урегулирования сложившейся ситуации в связи с Афганистаном, стороны обстоятельно и с большой откровенностью изложили соответствующие точки зрения»38.
38. Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. 1980 год. Сб. документов / Составители И. А. Кириллин, Н. Ф. Потапова. М., 1981. С. 167–168.
28 Франция, имевшая дружественные отношения с СССР (более тесные, чем Великобритания или ФРГ), проявляла серьезную обеспокоенность военным вмешательством Советского Союза в афганский конфликт. Так, 23–25 апреля 1980 г. состоялись переговоры А. А. Громыко в ходе его визита во Францию с министром иностранных дел Франции Ж. Франсуа-Понсе и с президентом В. Жискар д’Эстэном. «Министры сосредоточили внимание на рассмотрении нынешнего состояния международных отношений. В этом контексте каждая стороны изложила свои взгляды по вопросу об Афганистане»39. А 20 марта 1981 г. состоялась встреча посла Франции в СССР А. Фроман-Мёриса с А. А. Громыко, в ходе которой французский представитель отметил, что афганский конфликт является одной из важных причин мировой напряженности и что чем дольше ОКСВ будут пребывать в Афганистане, тем шире будет движение афганского сопротивления. Также посол Франции упомянул о европейском плане политического урегулирования, но А. А. Громыко отметил, что в процессе урегулирования допустимо обсуждать только внешние аспекты афганской проблемы, но внутренние (под которыми в СССР подразумевали в том числе и пребывание ОКСВ в Афганистане) рассмотрению не подлежат, и эти вопросы должны решать сами афганцы40.
39. Там же. С. 45–46.

40. Запись основного содержания беседы А. А. Громыко с послом Франции в СССР А. Фроман-Мёрисом, 1981 г. Архив национальной безопасности США. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).
29 14 сентября того же года заместитель министра иностранных дел СССР Г. М. Корниенко и посол Франции в СССР снова обсудили ситуацию в Афганистане и перспективы ее политического урегулирования. В ходе беседы советский представитель указал на то, что министр иностранных дел Великобритании лорд П. Каррингтон и министры иностранных дел прочих европейских государств - членов ЕЭС получили письменное извещение от СССР, что предложение «десятки» по политическому урегулированию в Афганистане «нереалистичное и неприемлемое»41. И, наконец, говоря о позиции Франции, следует отметить, что 21–22 июня 1984 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко и президент Франции Ф. Миттеран в Москве обсудили «проблемы положения в мире», в том числе и ситуацию в Афганистане. И хотя позиции, которых придерживаются СССР и Франция во взглядах «на причины ухудшения мировой обстановки, продемонстрировали свое различие», стороны сошлись на том, что необходимо не допустить дальнейшего обострения. Также стороны отметили «полезность механизма политических консультаций» и то, что эти консультации и контакты «должны служить поиску конкретных путей ослабления международной напряженности»42. Разумеется, таких обсуждений было больше, чем приведенные в статье примеры, и они свидетельствовали о живом интересе западноевропейских государств к событиям в Афганистане и роли СССР в этих событиях.
41. Запись беседы Г. М. Корниенко с послом Франции в СССР А. Фрома--Мёрисом, 1981 г. Архив национальной безопасности США, с. 4–5. URL: >>>> (дата обращения: 18.03.2020).

42. Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. 1984 год. Сб. документов / Составители И. А. Кириллин, Н. Ф. Потапова. М., 1985. С. 85–87.
30 Апрельская революция 1978 г. и последовавшие за ней события в Афганистане вызвали интерес западноевропейских государств, перераставший по мере разжигания пламени гражданской войны в стране и все большего советского вовлечения в афганский конфликт в серьезную обеспокоенность, но при этом государства Западной Европы осуществили дипломатическое признание нового афганского политического режима в короткие сроки и на протяжении 1978–1979 гг. не пытались воспрепятствовать росту советского военного вовлечения в афганский конфликт, ограничиваясь лишь наблюдением извне за развитием событий.
31 Ввод ОКСВ в Афганистан вызвал осуждение всех западноевропейских государств, и эта их позиция оставалась неизменной на протяжении всех 1980-х годов, что, в частности, подтверждают ежегодные результаты голосований за принятие резолюции «Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности». Одновременно дипломатическое осуждение советских действий в Афганистане западноевропейскими странами сочеталось с неоднородной поддержкой американских внешнеполитических акций, направленных против СССР, и с активными мероприятиями, призванными добиться политического урегулирования ситуации в Афганистане, предпринимавшихся на протяжении всех 1980-х годов преимущественно на многостороннем уровне (например, в рамках деятельности ЕЭС и НАТО). Кроме того, позиция самих западноевропейских государств в отношении афганского конфликта и участия СССР в нем несколько различалась: так, для Франции был характерен более мягкий подход, чем, например, для Великобритании. Ситуация в Афганистане также неоднократно обсуждалась в ходе двухсторонних встреч представителей СССР и западноевропейских стран. Несмотря на то, что предложенные западноевропейскими государствами планы политического урегулирования не были положены в основу такового, западноевропейскую роль в данном вопросе нельзя не оценить положительно; к тому же был приобретен опыт совместного действия западноевропейских государств в подобных конфликтных ситуациях. В целом, несмотря на политическое осуждение участия СССР в афганском вооруженном конфликте, западноевропейские государства в 1980-е годы пытались играть активную роль в процессе дипломатического урегулирования, хотя эта роль и была в итоге менее значимой, чем, например, роль ООН.

References

1. Vneshnyaya politika Sovetskogo Soyuza i mezhdunarodnye otnosheniya. 1980 god. Sb. dokumentov / Sostaviteli I. A. Kirillin, N. F. Potapova. M., 1981.

2. Vneshnyaya politika Sovetskogo Soyuza i mezhdunarodnye otnosheniya. 1981 god. Sb. dokumentov / Sostaviteli I. A. Kirillin, N. F. Potapova. M., 1982.

3. Vneshnyaya politika Sovetskogo Soyuza i mezhdunarodnye otnosheniya. 1984 god. Sb. dokumentov / Sostaviteli I. A. Kirillin, N. F. Potapova. M., 1985.

4. Ivaschenko A. S. SShA i Afganistan (1978–1989 gg.). M., 1997.

5. Sekretnaya perepiska vneshnepoliticheskikh vedomstv SShA po Afganistanu / Pod red. Yu. V. Gankovskogo. Spetsbyulleten' Instituta vostokovedeniya AN SSSR, № 5 (244). M., 1986.

6. Sovremennaya vneshnyaya politika SShA, v 2-kh t. / Pod red. G. A. Trofimenko, t. 2. M., 1984.

7. Teplinskij L. B. Istoriya sovetsko-afganskikh otnoshenij, 1919–1987. M., 1988.

8. Schmidt H. A policy of reliable partnership // Foreign affairs, Spring 1981. R. 743–755.