The Nixon Administration’s Approach to Engagement with France in the Middle East Settlement in 1969–1971
Table of contents
Share
Metrics
The Nixon Administration’s Approach to Engagement with France in the Middle East Settlement in 1969–1971
Annotation
PII
S013038640010328-8-1
DOI
10.31857/S013038640010328-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Ilia Lakstygal 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
111-126
Abstract

Based on previously unpublished archival documents, the article analyzes the strategy and tactics of the administration of President Richard Nixon in relations with France as part of the Middle East settlement in 1969—1971. The problem is considered as a particular example of the development by the leader of the Western bloc of mechanisms of cooperation and manipulation of his key ally. The purpose of the article is to assess the true motives and effectiveness of Washington’s interaction with Paris in the framework of the so-called “quadripartite initiative” (USA, USSR, France, Great Britain). Washington received an occasion to improve relations with the French and was also not averse to having such a format as a disguise and springboard for its own diplomatic initiatives in the region. As a result, the author comes to the conclusion that the Nixon administration was able to use the format to establish inter- acttion with France during the described period after a decade of tension and strengthen its position in the Middle East. However, the advantages that the United States won were ultimately nullified by the struggle within the American elite, as a result of which the policy of curtailing interaction with France in the Middle East won the day. This laid the foundation for the crisis in the US-French relations and, in general, the US-European relations during the events of the Arab-Israeli war of 1973 and the energy crisis of 1973—1974.

Keywords
four-power talks, quadripartite initiative, Richard Nixon, Charles de Gaulle, Georges Pompidou, Middle East, Arab-Israeli conflict, Middle East settlement
Received
02.06.2020
Date of publication
06.08.2020
Number of characters
43028
Number of purchasers
8
Views
87
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 8.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 В конце 1960-х годов американо-французские отношения находились в глубоком кризисе. Неприятие Францией места в иерархии коллективного «Запада», определенного ей США, вынудило Париж попытался освободиться от «излишних» обязательств по отношению к Вашингтону: участие в военной организации НАТО, подчинение собственного ядерного потенциала американскому руководству, недопустимость особых отношений с СССР и координация с американцами своей политики в «третьем мире».
2 Одним из ключевых периферийных регионов и для США, и для Франции с середины 1950-х годов стал Ближний Восток, где полыхал арабо-израильский конфликт. Довольно быстро он стал многоуровневым: помимо непосредственных противников в него ввязались старые колониальные державы, по совместительству союзники американцев Франция и Великобритания. Противостояние происходило в их бывших сферах влияния, и они пытались сохранить хотя бы часть былых позиций. Арабы, освободившиеся от колониальной опеки, по большей части стали врагами или ненадежными союзниками бывших метрополий. Пытаясь удержаться в регионе, французы и англичане сделали ставку на молодое еврейское государство.
3 После Суэцкого кризиса 1956 г. Вашингтон перехватил у Парижа и Лондона рычаги контроля за процессами в регионе. США стремились не допустить закрепления СССР в стратегически важном регионе мира, отрезать его от ключевых мировых транспортных коммуникаций и источников энергоресурсов1. Вашингтону от колониальных держав «по наследству» перешли и точки опоры: Израиль, Иран и немногие оставшиеся «умеренными» арабские государства. Москва сделала ставку на радикальные арабские режимы. Ни Франции, ни Великобритании в новой ближневосточной архитектуре больше не было места1 2.
1. Печатное В. О., Маныкин А. С. История внешней политики США. М., 2012, c. 455.

2. Подробнее см.: Уразов А. М. Время перемен. Эволюция внешней политики США и Великобритании на Большом Ближнем Востоке в конце 1950-начале 1960 годов. М., 2019.
4 Франция, до начала 1960-х годов придерживавшаяся произраильских позиций и находившаяся в фарватере ближневосточной политики США, после окончания войны за Алжир стала менять курс. Необходимость быть лояльной Вашингтону ради сохранения колониальной империи отпала3. В Париже к середине 1960-х годов осознали, что восстановить хотя бы часть влияния на Ближнем Востоке и сохранить там рынок сбыта и ресурсную базу4 можно только наладив отношения с недавними врагами-арабами и стоящим за ними СССР. Курс французского президента Шарля де Голля на сближение с Москвой коррелировал с усиливающимся разладом в отношениях Вашингтона и Парижа5. В пику американцам французский лидер высказывался за построение «средиземноморской цивилизации», равноудаленной от США и СССР6.
3. Обичкина Е. И. Внешняя политика Франции от де Голля до Саркози (1940—2012) М., 2012, с. 139.

4. Пархалина Т. Г. Франция и Средиземноморье. М., 1987, с. 19.

5. Обичкина Е. И. Указ. соч., с.136.

6. Gaulle Ch. de. Memoires d'espoir. T. 2. L'Effort, 1962. Paris, 1971, p. 154.
5 Правда, декларируемое желание Парижа проводить независимую от своего ключевого союзника политику на периферии не соответствовало его реальным возможностям в этот период. На исходе своей политической карьеры де Голль осознавал, в особенности после событий в Чехословакии, что французы не могли себе позволить остаться один на один в Европе с СССР в случае глобального конфликта7. Но заигрывание Франции с постколониальными странами «третьего мира», в том числе и со склоняющимися к советской ориентации арабами, а также контакты с самой Москвой продолжались. Это явно не устраивало и раздражало Вашингтон, так как могло внезапно связать ему руки в ответственный момент.
7. 1 Moreau Defarges Ph. La politique étrangère de F. Mitterand. L’Etat de la France. Paris, 1998, p. 588.
6 Усиливающийся разлад в отношениях США и Франции, апогеем которого стал выход Парижа из военной организации НАТО в 1966 г., дополнился еще одной болевой точкой, теперь уже на периферии биполярной системы. Во время Шестидневной войны 1967 г. США в лице администрации Л. Джонсона оказывали мощную политическую и военную поддержку Израилю. Франция генерала де Голля, напротив, выступила синхронно с потерпевшими поражение арабами, настаивая, как и СССР, на исполнении резолюции № 242 Совета Безопасности ООН8. Вырисовывалась патовая ситуация: ни закрепить сложившееся status quo, ни status quo ante не удавалось из-за принципиальных позиций СССР, арабских стран и Израиля, а «саботаж» Франции дополнительно связывал руки Вашингтону.
8. В резолюции Совет Безопасности (СБ) ООН от 22 ноября 1967 г. потребовал вывода >>>> с территорий, оккупированных во время конфликта, призывал к немедленному прекращению всех агрессивных деклараций и всякого состояния войны, к признанию суверенитета, территориальной целостности и политической независимости всех государств региона, к признанию права каждого из этих государств жить в мире, имея безопасные и признанные границы, не подвергаясь угрозам и насилию.
7 Администрация Джонсона не могла сдвинуть с мертвой точки ни двусторонний американо-французский диалог, ни начать мирное урегулирование на Ближнем Востоке. Это подрывало как американское лидерство в рамках западного блока, где еще со времен Карибского кризиса наблюдался «кризис доверия»9, так и положение сильного игрока и арбитра в «третьем мире», что грозило ухудшением и даже потерей позиций в глобальном противостоянии с СССР.
9. Подробнее см.: Пилько А. В. «Кризис доверия» в НАТО: альянс на пороге перемен. М., 2007.
8 Необходимость решить эти проблемы встала уже перед командой нового президента США — Р. Никсона, выигравшего выборы в ноябре 1968 г. Координация американо-французских действий на почве ближневосточного урегулирования могла стать первым шагом для восстановления диалога между Вашингтоном и Парижем. Для этого была нужна международная площадка, демонстрировавшая единство западного мира и невозможность раскола НАТО, и ограничивавшая пространство для маневра Москве. Команда нового американского президента, вступившего в должность в январе 1969 г., для этих целей решила использовать формат «Большой четверки» (США, СССР, Франция, Великобритания).
9 В статье поставлена задача рассмотреть взаимодействие администрации Никсона с Францией на ближневосточном направлении в 1969—1971 гг. вплоть до окончания четырехсторонних консультаций в сентябре 1971 г., т.е. во время работы «Большой четверки» по урегулированию арабо-израильского конфликта. Анализ мотивов, которыми руководствовался Белый дом, позволяет определить, насколько предпринятые Вашингтоном шаги были оправданы и оказались эффективны как для конкретного исторического момента, так для дальнейшего развития американо-французских отношений на Ближнем Востоке.
10 Контакты США с Францией в рамках ближневосточного урегулирования в период правления Р. Никсона, важной частью которых стала «четырехсторонняя инициатива», почти не исследовались ни отечественными, ни зарубежными учеными из-за того, что в открытых источниках, официальных отчетах и опубликованных документах по американской внешней политике практически не содержится информации об их внутренней динамике и подоплеке.
11 В целом в исторической литературе, посвященной американскому и французскому участию в разрешении арабо-израильского диспута в период 1969—1971 гг., исследователи обычно ограничиваются упоминанием того, что формат «четверки» был провозглашен и некоторое время существовал. Подробно ученые останавливаются лишь на одной из инициатив администрации Никсона — «плане Роджерса», — рассматривая ближневосточную политику США и Франции отдельно друг от друга и практически не упоминая о взаимодействии двух стран в регионе в рассматриваемый период10 11. Между тем действия Вашингтона в регионе были тесно связаны с непростым процессом американо-французских консультаций в рамках «четырехсторонней инициативы», которому не посвящено ни одной работы.
10. Об основных аспектах ближневосточной политики США и Франции на рубеже 1960—

11. Richard M. Nixon Collection, the Roosevelt Study Center (RSC), Middelburg, the Netherlands // Richard Nixon National Security Files, 1969—1974 (далее — RnNSF RSC) [microfilm]. Ed. by R. E. Lester. National Archives, College Park, Maryland, 2005.
12 Этот пробел стало возможным восполнить благодаря использованию ранее не публиковавшихся документов администрации Р. Никсона, касающихся вопросов национальной безопасности США в 1969—1974 гг. Копии этих документов микрофильмированы и собраны в хронологическом порядке в архиве Центра исследования Америки имени Ф. Д. Рузвельта в городе Мидделбург (Нидерланды), где с ними ознакомился автор статьи в мае 2018 г.11 Таким образом, научная новизна статьи заключается как в привлечении новых источников, на основе анализа последних стало возможным реконструировать стратегию и тактику администрации Р. Никсона в отношениях с Францией в рамках ближневосточного урегулирования в 1969—1971 гг., так и в изучении самого формата «четырехсторонних переговоров», который долгое время оставался вне поля зрения исследователей истории международных отношений.
13 Идею регулярного проведения консультаций по вопросам урегулирования ситуации на Ближнем Востоке, где кроме США и СССР были бы представлены также еще два члена Совета Безопасности ООН — Франция и Великобритания, — впервые озвучил де Голль еще в период роста напряженности, приведшей к началу Шестидневной войны в 1967 г.12 Администрация Л. Джонсона отнеслась к такому предложению с язвительным пренебрежением, а команда Р. Никсона расценила вновь внесенное в январе 1969 г. французское предложение как шанс улучшить отношения с Парижем.
12. Politique étrangère de la France: Textes et documents. 1967—1985. Paris, 1967, p. 108.
14 На фоне катастрофического ухудшения ситуации во Вьетнаме13 американская элита после 1967 г. стала осознавать важность Ближнего Востока для государственных интересов США14. В Конгрессе прямо озвучивались сомнения в необходимости продолжения прежнего курса на безоговорочную поддержку Тель- Авива, поскольку это могло навредить как интересам нефтедобывающих компаний, так и стратегическим позициям американцев в арабских странах, не входящих в сферу влияния СССР15.
13. Kissinger H. A. White House Years. Boston, 1979, p. 352—355.

14. Мельников Ю. М. Имперская политика США: истоки и современность. М., 1984, c. 124.

15. The Near East conflict: hearings before subcommittee on the Near East on Foreign Affairs. House of Representatives 91st Congress 2nd Session. Washington, 1970, p. 61.
15 Новая администрация учла эти настроения и ближневосточному направлению в своих внешнеполитических планах уделяла особое место, предложив посредничество США в урегулировании арабо-израильского конфликта. Чтобы запустить новую политику, предстояло разделить арабские государства на условно «дружественные» и «недружественные»16. Первых, по мысли Белого дома, нужно было подтолкнуть к заключению мира с Израилем. Вторых Вашингтон собирался политически изолировать или также заставить признать границы и право еврейского государства на существование. Это, как минимум, раскололо бы лагерь врагов Тель-Авива, а в случае успеха могло уменьшить число союзников СССР.
16. Примаков Е. М. Конфиденциально: Ближний Восток. М., 2016, с. 133.
16 Этот подход американский исследователь М. Керр назвал «регионалистским». Его сторонники рассматривали регион Ближнего Востока без связи с другими внешнеполитическими проблемами США, например вьетнамской. Основной его целью было решение арабо-израильского конфликта, стабилизация баланса сил в регионе и обеспечение безопасности Израиля. В администрации Никсона обсуждали и другой вариант действий, названный Керром «подход “холодной войны”», при котором регион понимался лишь как одно из полей глобальной битвы с СССР, а урегулирование локального конфликта не было самоцелью. Здесь постулировалась идея продолжать поддерживать всеми силами надежного союзника — Израиль — в противовес арабам, часть из которых была ориентирована на СССР, а другая часть потенциально могла к ним присоединиться17.
17. Kehr H. M. America’s Middle East Policy: Kissinger, Karter and the future. Beirut, 1980, р. 10, 12—13.
17 В итоге Госдепартамент во главе с У. Роджерсом выбрал компромиссную тактику: сделать приоритетом американской внешней политики на Ближнем Востоке поддержку Израиля и любой ценой обеспечивать его выживание во враждебном окружении, но одновременно стараться подталкивать его к диалогу с арабами, идя, таким образом, в направлении урегулирования конфликта в регионе. Эту идею поддержал и Никсон, который нашел в примирении арабов и израильтян возможность дипломатического прорыва на фоне вьетнамской проблемы, испортившей рейтинги его предшественнику и угрожавшей его собственному президентству18.
18. Никсон Р. Воспоминания о победах, поражениях и возрождении. М., 1992, с. 289.
18 Для запуска новой американской политики на Ближнем Востоке требовалась яркая пропагандистская акция, демонстрировавшая миру участие крупнейших центров силы вместе с США в разрешении ближневосточного конфликта. Поэтому французская «четырехсторонняя инициатива» оказалась востребована администрацией Никсона, хотя серьезного влияния такой схемы на ближневосточное урегулирование американскими стратегами изначально не предполагалось.
19 Тем не менее внутри команды Никсона не было единства в отношении форм улучшения отношений с Францией. В первую очередь сомнения выражал Госдепартамент. Внешнеполитическое ведомство изначально не видело ощутимой пользы для позиции США в Леванте от такого четырехстороннего формата. Его представители опасались, что к общей франко-советской позиции о необходимости немедленной эвакуации израильских войск с Синайского полуострова могут присоединиться и британцы. Ведь их с арабским миром связывали экономические интересы. В таком случае, по мнению Госдепартамента, этот декоративный, пропагандистский формат мог обернуться для США дипломатической ловушкой19.
19. Korn D. US-Soviet Negotiations of 1969 and the Rogers Plan // The Middle East Journal, vol. 44, 1990, № 1, p. 39.
20 С другой стороны, участие в переговорах не только СССР, но и других западных союзников США могло бы отчасти успокоить Израиль, который крайне сдержанно относился к международным конференциям любого формата, затрагивающим его безопасность и ставящих его в зависимость от любой другой стороны, кроме американской. Поэтому в начале февраля У. Роджерс и его заместитель Дж. Сиско подготовили Р. Никсону меморандум, в котором рекомендовали «развести» четверку. В Вашингтоне предлагалось вести приоритетные консультации с СССР как с «патроном» радикальных арабских режимов, а в ООН — с Францией и Великобританией уже после того, как на ключевых направлениях переговоров американцы смогут найти точки соприкосновения с советской сто- роной20. Сиско должен был быть переговорщиком с СССР в Вашингтоне и давать инструкции постпреду США в ООН Ч. Йосту, ограниченному жесткими рамками полученных инструкций.
20. Kissinger H. A. Op. cit., p. 353.
21 Французы, зная о колебаниях в Вашингтоне, методично продвигали свою идею форума «четверки» по Ближнему Востоку. 14 февраля советник по национальной безопасности Г. Киссинджер информировал Р. Никсона, что Франция изложила примерные параметры работы «четырехсторонней инициативы» и своего места в ней. Американцев заверяли, что Париж верен союзническим обязательствам. Де Голль обещал не блокироваться в «четверке» с СССР, поясняя, что «просоветская позиция Франции преувеличена», что она «не питает иллюзий» по поводу намерений СССР в таком формате, хотя официально французская дипломатия методично, в унисон с Москвой призывала в соответствие с резолюцией № 242 СБ ООН немедленно очистить оккупированные Израилем в 1967 г. территории21. Французский президент также пытался доказать, что, хотя скорый мир на Ближнем Востоке пока невозможен, четырехсторонний формат поможет «хотя бы направить энергию арабов в прения, а не в эскалацию на фронте»22.
21. Memorandum for the president from Hendry A Kissinger. February 14. 1969. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.

22. Ibidem.
22 Французы изложили следующие задачи сотрудничества с США в формате «четверки»: 1) уменьшение напряженности на Ближнем Востоке; 2) совместный поиск международных гарантий для противоборствующих сторон, которые не подпадут под советское вето. Париж настаивал на встрече президентов, прежде чем предложение о форуме будет официально оформлено. Киссинджер, комментируя Никсону французские предложения, отмечал, что настойчивость де Голля в попытках предложить себя в качестве партнера в ближневосточном урегулировании объясняется внутренними проблемами в его стране. Елисейский дворец хочет как можно скорее продемонстрировать, что США прислушиваются к действующему правительству, что смогло бы повысить пошатнувшийся после волнений 1968 г. рейтинг генерала23.
23. Ibidem.
23 Днем позже, 15 февраля, посол США в Париже С. Шрайвер передавал в Госдепартамент по итогам встречи с представителем Елисейского дворца, что Франция настаивает на скорейшем запуске четырехстороннего формата. Париж считал, что промедление опасно потерей лидером Египта Гамаль Абдель Насером авторитета как переговорной стороны, а также возможностью нарастания конфронтации между СССР и США на фоне ухудшения ситуации на линии разграничения египетских и израильских войск. Ситуация вдоль Суэцкого канала тогда действительно обострилась: Насер в начале месяца объявил об окончании перемирия, а затем возобновились артиллерийские дуэли и взаимные авианалеты. Началась так называемая годичная «Война на истощение», в рамках которой Египет надеялся экономически подорвать Израиль из-за необходимости постоянно держать под ружьем значительную часть активного мужского населения. Срочная демонстрация работы по урегулированию конфликта теперь стала нужна и американцам24.
24. Memorandum for the Record. February 15. 1969. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
24 С 28 февраля по 3 марта Никсон, завершая европейское турне, находился с визитом в Париже. Там он встретился с французским премьер-министром Жаком Шабаном-Дельмасом25, после чего 24 марта 1969 г. США уже официально предложили начать четырехсторонние консультации. 3 апреля в Нью-Йорке начались встречи постоянных представителей СССР, США, Великобритании и Франции в Совете Безопасности.
25. Memorandum of conversation. 1969. March 20. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
25 Французы одним формальным началом переговоров не удовлетворились и торопили американцев с выдачей любого, пусть символического, результата. Глава МИД Франции М. Дебре убеждал Г. Киссинджера, посетив США 9 апреля, что начавшиеся переговоры «четверки» должны быть уже оформлены хотя бы в каком-то документе. Киссинджер заверял, что американцы готовы работать в данном формате, но нужно «подождать конкретных предложений остальных участников» — Великобритании и СССР26.
26. Account to talk between French foreign Minister Debre and Mr. Kissinger at the French Residence. 1969. April 9. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
26 В то же время Шрайвер выражал тревогу, что предварительное соглашение в Вашингтоне готовится «за спинами Франции и Великобритании». Шрайвер предупреждал Госдепартамент, что это дискредитирует США и «четверку», ухудшит отношения с Парижем и Лондоном, а также «навсегда оттолкнет Израиль от четырехстороннего формата». Поэтому Шрайвер советовал показать черновик соглашения сначала англичанам и французам, а потом уже советской стороне27.
27. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. April 21. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
27 Никсон выбрал подход Шрайвера (по сути, позицию Роджерса и Госдепартамента), сочтя шаги Киссинджера слишком резкими. Вашингтон решил снабдить Париж и Лондон соответствующей информацией. Это дало свои плоды: на Кэ д’Орсэ перестали считать угрозой для своего участия в ближневосточных проблемах параллельные «четверке» советско-американские переговоры28. В команде американского президента оформились два подхода к «четверке», которые, хотя и отражали скорее тактику, а не стратегию (и Госдепартамент, и Совет национальной безопасности (СНБ) скептически относились к перспективам формата консультаций с Парижем и Лондоном), все же отличались друг от друга. СНБ выступал за откровенный саботаж, а внешнеполитическое ведомство предпочитало поддерживать иллюзию тесного сотрудничества с Францией.
28. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. May 12. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
28 На американо-французские отношения на Ближнем Востоке оказывали влияние также события во Франции. В конце апреля де Голль ушел в отставку29. За кресло президента Франции боролись: протеже генерала правоцентрист А. Поэр и бывший голлист Ж. Помпиду30. Американцы считали, что, кто бы не победил, они сделают одни и те же коррективы во внешней политике. Вашингтон ожидал, что постдеголлевский Париж улучшит отношения с Тель-Авивом, смягчит ему оружейное эмбарго, а также попытается теснее сотрудничать с США в формате «четверки». В Госдепартаменте, однако, осознавали, что подобный курс противоречит экономическим, торговым и военным интересам Франции в регионе, и поэтому коррективы будут весьма умеренными31.
29. Figaro, 28.IV.1969.

30. Обичкина Е. О. Указ. соч., c. 145.

31. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. May 12. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
29 Пока в Париже шла смена высшего руководства, формат консультаций по ближневосточному урегулированию оказался под угрозой. В середине мая советская сторона проявила неожиданное для американцев упрямство, отказываясь рассматривать другие вопросы, пока проблема эвакуации израильтян с оккупированных территорий не начнет решаться. Французы передавали, что СССР не собирается срывать встречу «четверки» 13 мая32. Тем не менее администрация Никсона стала склоняться в сторону отстаиваемого СНБ курса на сворачивание четырехсторонней инициативы в ущерб компромиссной позиции Госдепартамента, старавшегося сохранить доверие французов. Официальный Вашингтон использовал советскую позицию, чтобы заморозить переговоры, тем более что французские предложения были близки к советским33.
32. Ibidem.

33. Newsweek, 24.III.1969.
30 Параллельно Киссинджер решил сблизить позиции СНБ и Госдепартамента в оценке параметров сотрудничества с французами, а точнее подчинить дипломатов своему видению. В июне, обсуждая в Вашингтоне приглашение новоизбранного президента Франции Помпиду в США, советник по национальной безопасности и посол Шрайвер пришли к выводу, что французы пытаются навязать себя в качестве посредника между СССР и США в данном формате. Киссинджер утверждал, что Париж для переговоров с Москвой не нужен и что французам лучше бы сосредоточить свое влияние не столько на арабах, сколько на израильтянах, так как США не хотят быть единственными, кто принуждает Тель-Авив к принятию предложений «четверки». Но французы воздерживались от близких контактов с израильтянами, подчеркивали, что «навязывать» ни арабам, ни Израилю ничего не могут. В итоге Шрайвер согласился, что тональность отношений с Францией допустимо скорректировать в пользу менее бережного отношения к ее чувствам34.
34. Foreign Relations of the United States (далее — FRUS), 1969—1976, vol. XLI. Washington, 2012, doc. 131, p. 479.
31 В Париже тем временем начали испытывать сильное беспокойство из-за приостановки работы «четверки», боясь быть выдавленными из ближневосточной политики урегулирования действиями администрации Никсона. В середине июля новый министр иностранных дел Франции М. Шуман провел переговоры с заместителем госсекретаря Дж. Сиско35. Он настаивал, чтобы встреча «четверки» прошла перед сессией Генеральной ассамблеи ООН, «чтобы показать, что созданная нами механика все еще работает». Шумана пугали как предложение Сиско отдать всю инициативу в руки специального представителя ООН по Ближнему Востоку Г. Ярринга, так и отсутствие у американцев намерения созывать «четверку» перед Генассамблеей. Госдепартамент, однако, оказался, к разочарованию МИД Франции, не слишком заинтересован в ускорении проведения очередного форума. Киссинджеру удалось навязать ведомству свою позицию.
35. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. July 11. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
32 В сентябре так долго откладывавшийся саммит «четверки», наконец, прошел благодаря упорству Франции. Результатом полугодичных прений четырех держав стало коммюнике, которое не содержало никаких точных формулировок, повторяя, по сути, тезисы резолюции № 242 СБ ООН36' Единственное, что придавало бумаге хоть какой-то вес, — это подписи представителей СССР, США, Франции и Великобритании, однако в основном американцам удалось выхолостить суть встреч.
36. Année politique, économique, sociale et diplomatique en France. Paris, 1970, p. 212.
33 В начале октября 1969 г. французы вновь обращаются с просьбой возобновить четырехсторонние переговоры. Но американцы объясняют, что следует подождать результатов выборов в Израиле, намеченных на 28 октября37. Чтобы подогреть интерес США к их предложению, французы вновь обращаются к старому средству: консультациям с СССР. 23 октября М. Шуман встречается с главой советского внешнеполитического ведомства СССР А. А. Громыко. Советский министр подтвердил, что израильтяне должны немедленно уйти с оккупированных территорий и что арабы, патронируемые советской стороной, не против его права на существование. Он согласился с французским «пакетным соглашением», включавшим все поднятые еще при учреждении четырехстороннего формата вопросы.
37. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. October 6. Reel 5. jan-oct 69 // RNNSF RSC.
34 Но демонстрация близости французских и советских позиций, а также сам факт сепаратных переговоров с Москвой не прибавил Парижу веса в вопросах возобновления четырехстороннего формата в октябре. Тем не менее в администрации Никсона еще не приняли окончательного решения, какой линии поведения придерживаться в отношениях с Парижем. Так, на заседании СНБ 29 октября 1969 г. были представлены три варианта: «1) поддерживать близкие консультации с французами, но избегать координации самой политики (изначальная позиция Госдепарамента); 2) не давать исключить Францию из переговорного процесса или 3) координировать с ней политику на Ближнем Востоке»38.
38. FRUS, 1969-1976, doc. 133, p. 486.
35 В начале декабря на встрече в Париже с Рожерсом Шуман заявил, что «четверка должна уже что-нибудь сделать». Роджерс парировал, что «США надеются на Францию», как бы слагая ответственность с Вашингтона за работоспособность данного формата39. Наконец, в декабре американцы неохотно согласились продолжить четырехсторонние консультации. Однако администрация Никсона решила попытаться подменить инициативой Госдепартамента («планом Роджерса») уже наделенную мандатом ООН миссию Ярринга — элемент, который по изначальной задумке был проводником решений «четверки», ее рычагом давления на конфликтующие стороны и посредником в их будущих переговорах40.
39. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1969. December 9. Reel 6. nov 69- jan 70 // RNNSF RSC.

40. Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. М., 1980, c. 132.
36 В «плане Роджерса» предлагалось прекратить на трехмесячный срок все вооруженные действия на границах между Израилем, с одной стороны, и Иорданией и Египтом — с другой41. Ярринг же, по мысли американцев, должен был возобновить свою миссию по обеспечению условий выполнения резолюции № 242. Одновременно американцы все же пообещали Израилю, что ни один его солдат не уйдет с оккупированных территорий до подписания соглашения, что и сыграло ключевую роль. Это арабы принять не могли.
41. Там же.
37 Французы, боясь, как бы переговоры не зашли в тупик и четырехсторонний формат полностью свернулся, конфиденциально заявили Вашингтону о своем одобрении его плана42. Более того, они неофициально уговаривали Египет согласиться с «планом Роджерса». Французский МИД предрекал этой инициативе провал из-за позиции СССР, так как «документ под вывеской “сделано в США” обречен»43, поэтому, оставив американскую суть, предлагал его «переупаковать» и выдать за французский44. Податливость Парижа в таком безнадежном деле администрация Никсона объяснила только одним — надеждой на успех визита Помпиду в Нью-Йорк.
42. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. January 7. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.

43. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. January 3. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.

44. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. January 10. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.
38 Однако, несмотря на то, что его поездка прошла в доверительной атмосфере и французский президент заявил, что «США — самый старый друг французского народа»45, его косвенное признание Израиля агрессором в Шестидневной войне46, рассчитанная на арабов критика Тель-Авива, а также постоянные отсылки к резолюции № 242 вызвали бурю негодования в произраильских кругах, очень влиятельных в США. На проходившей параллельно встрече с Шуманом Роджерс заявил французскому коллеге, что американцы не могут предложить более выгодных условий вывода израильских войск, чем «план Роджерса». А раз СССР отвергает его текущую редакцию, то возобновлять консультации «четверки» бесполезно.
45. Pompidou G. Entretiens et discours, t. II. Faris, 1984, p. 9.

46. Monde, 26.III.1970.
39 Французский президент, стараясь сохранить четырехсторонний формат, предложил составить два списка положений ближневосточного урегулирования. Первый, по которому позиции великих держав сходятся, и второй — где существуют разногласия. Он утверждал, что «четверку» необходимо сохранить, так как только ее давление может сдержать усиление палестинского движения сопротивления и приход к власти в Египте более радикальных, чем Насер, сил. Но Роджерс оказался невосприимчив и к доводам французского лидера47. Визит Помпиду не смог «разморозить» «четверку»: администрация Никсона показала французам, что не видит особого смысла в этом формате и не нуждается в участии Франции в переговорном процессе. Подход СНБ и Киссинджера на тот момент победил. Команда Никсона сосредоточилась на дальнейшем продвижении «плана Роджерса», но уже исключительно на консультациях с СССР через его посла в Вашингтоне А. Ф. Добрынина и советскую миссию при ООН. О своих новых приоритетах они практически прямо заявили Парижу в середине марта48.
47. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC.1970. February 27. Reel 6. nov 69- jan 70 // RNNSF RSC.

48. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. March 12. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.
40 Поскольку американцы назвали основной проблемой для возобновления работы «четверки» советскую позицию, французы сами решили связаться с Москвой. СССР через посла в Египте согласился на предложение Ж. Помпиду о «каталогизировании» компромиссных и конфликтных пунктов49, позже свое одобрение выразил уже и Громыко в разговоре с Шуманом50. Вскоре французы составили список «согласованных» пунктов, который включал постоянное действие «четверки» как гаранта выполнения резолюции № 242 СБ ООН, всеобъемлющий характер соглашения и включение в него, кроме Египта, Иордании и Сирии, а также пункта о признанных границах и наличии демилитаризованных зон по обеим их сторонам с нахождением там миротворцев ООН51. Но американцы, обещая рассмотреть этот список, на деле его проигнорировали.
49. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. March 14. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.

50. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. March 23. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.

51. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. March 27. Reel 6. nov 69-jan 70 // RNNSF RSC.
41 Лишь в апреле контакты американцев с французами по ближневосточной тематике возобновились. К этому вынудило ухудшение обстановки для Израиля на Суэце. В течение марта в рамках операции «Кавказ» СССР перебросил в Египет свои части ПВО и истребительную авиацию. К 1 апреля советские военнослужащие заступили на боевое дежурство вдоль линии канала, а также вокруг Каира и Асуана. Налеты израильской авиации на египтян перестали быть столь безнаказанными, она начала нести значительные потери: за первую неделю июня советские ракетчики сбили 10 «Фантомов» над Суэцким каналом. Роджерс заявил, что ситуация «достигла крайней точки»52.
52. New York Times, 23. VIII.1970.
42 Тональность американских заявлений в отношении французов изменилась. США заинтересовались судьбой тех самых списков, составляемых французами и советской стороной, и хотели знать, ознакомились ли с ними британцы, подчеркивая, что вновь видят площадку «четырехстороннего формата» как рабочий инструмент переговоров. Шуман ответил, что советская сторона одобряет французское предложение и хочет урегулирования. Американцы же намекнули французам, что по неофициальным каналам арабы сигнализировали о готовности подписать мир и признать право Израиля на существование, и согласились, что «четверка» вновь нужна, чтобы убеждать арабов проявить сдержанность53.
53. Telegram from SecState WashDC to AmEmbassy Paris. 1970. June 20. Reel 7. feb-sept 70 // RNNSF RSC.
43 Эти вбросы информации были приманкой для французов: администрация Никсона обещала им использовать «четверку» как «передаточный механизм урегулирования», но настаивала, чтобы все действия Парижа шли «тихо через неофициальные дипломатические каналы», в то время как французы были заинтересованы в публичности своей активности в роли посредника. Американцы обещали им, что, когда кризис будет преодолен, наступит и официальная часть, столь важная для репутации Франции. США убеждали, что не заинтересованы в продвижении «плана Роджерса» под «американской вывеской»54. Однако, как только французам удалось добиться от арабов неофициальных гарантий согласия на американскую инициативу, американцы объявили о мирной инициативе как об исключительно своем детище55.
54. Ibidem.

55. The Washington Post, 23.VI.1970.
44 Реакция Франции была предсказуемой: 23 июня генеральный секретарь МИД Франции Э. Альфанд выразил через американское посольство протест Вашингтону «в связи с тем, как была подана американская инициатива», и что она нанесла удар по французскому престижу на международной арене. Альфанд упрекал американцев, что теперь любая инициатива будет «похоронена арабами», равно как и четырехсторонний формат. Американцы заявили, что, во-первых, они не обязаны были извещать о том, как подадут ранее обговоренную инициативу, во- вторых, что они сделали то, о чем и СССР, и Франция так долго просили — принудили Израиль к участию в урегулировании56. В Госдепартаменте не боялись мести: там посчитали, что «французы, несмотря на первую реакцию, не решатся саботировать нашу инициативу»57.
56. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. June 23. Reel 7. feb-sept 70 // RNNSF RSC.

57. Telegram from SecState WashDC to AmEmbassy Paris. 1970. June 25. Reel 7. feb-sept 70 // RNNSF RSC.
45 7 августа, наконец, было подписано соглашение о прекращении огня между Египтом и Израилем, завершившее «войну на истощение». Администрация Никсона добились крупного дипломатического успеха своими силами (при консультациях с СССР). Отныне она более не нуждались во Франции. Однако теперь перед администрацией Никсона стоял вопрос, как, не обостряя отношений с Парижем, вывести его из процесса ближневосточного урегулирования.
46 Франция продавила созыв четырехстороннего саммита в начале декабря, упирая на то, что перемирие, подписанное в августе, истекает уже в феврале58. Но эта встреча не дала какого-либо результата. Французы попытались импровизировать: предложили послать на Синай и в другие оккупированные израильтянами районы миротворцев из состава «четверки». Американцы объяснили им, что израильтяне могут отдать предпочтение только контингенту из состава малых, нейтральных стран, что они в последнюю очередь ждут советские войска у своей границы59 и категорически против присутствия любых войск на своей собственной территории60. В итоге, несмотря на продление перемирия, 21 февраля 1971 г. Тель-Авив, опираясь на поддержку США, заявил, что не отведет войска к линиям, существовавшим до 5 июня 1967 г.61 Это делало переговоры бессмысленными.
58. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. November 27. Reel 8. oct 70 — dec 71 // RNNSF RSC.

59. Telegram from AmEmbassy Paris to SecState WashDC. 1970. December 17. Reel 8. oct 70 — dec 71 // RNNSF RSC.

60. Jerusalem Post, 10.I.1971.

61. Israel's foreign relations, 1947—1974, vol. 2. Jerusalem, 1976, p. 911.
47 В течение 1971 г. со всей очевидностью проявилось нежелание администрации Никсона, где вновь возобладал подход СНБ и Киссинджера, способствовать дальнейшей работе консультаций. Теперь сторону СНБ принял и Госдепартамент. Основные усилия США отныне решили направить на достижение договоренности о частичном египетско-израильском соглашении под советско-американским патронажем. В марте, чтобы иметь формальный предлог, они через Сиско высказали французам претензии, что те вместо американских предложений поддерживали советские. Контакты между Вашингтоном и Парижем по Ближнему Востоку стали сокращаться. СНБ и Госдепартамент, впервые действовавшие в связке, убедили Никсона свернуть формат «четверки».
48 При саботаже со стороны администрации Никсона французы сами начали искать альтернативу четырехстороннему формату. В мае 1971 г. Париж впервые попробовал действовать без США в вопросе арабо-израильского конфликта. С его подачи Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) выдвинуло первые общеевропейские предложения по ближневосточному урегулированию, вошедшие в историю как формула «территория в обмен на мир»62. Скоординированная политическая позиция в отношении ближневосточного конфликта была в интересах европейцев, которые успешно продолжали экономическую интеграцию: с 1970 г. этот регион обеспечивал 60% их потребления энергоресурсов и любая эскалация била по темпам роста стран ЕЭС в общем63.
62. Monde, 10.VII.1971.

63. Шилов В. С. Внешняя политика и партии во Франции (1969—1981). М., 1994. с. 43.
49 Однако окончательную точку в этой главе американо-французских отношений поставил все-таки Вашингтон: 9 сентября 1971 г. новый постоянный представитель США в ООН, известный техасский консерватор Дж. Буш-старший, заявил, что американская сторона более не готова обсуждать какие-либо многосторонние гарантии ближневосточного урегулирования. На этом четырехсторонние консультации были прекращены навсегда64.
64. Année politique, économique, sociale et diplomatique en France. Paris, 1971, p. 234.
50 Подводя итог американо-французскому взаимодействию на Ближнем Востоке в 1969—1971 гг., можно заключить, что «четырехсторонний формат», во-первых, стимулировал взаимодействие США со своими союзниками по глобальным вопросам и, во-вторых, сдерживал арабов в конфликте с Израилем, так как давал им надежду на международное давление в отношении Тель-Авива.
51 «Четырехсторонний формат» был одним из немногих инструментов, позволявших США воздействовать на поведение Парижа. Образовавшийся благодаря ему уровень доверия между США и Францией позволял держать последнюю «на коротком поводке» в столь чувствительном вопросе, как отношения с арабами и стоящей за ними Москвой. Это был ограничитель и для СССР: советская сторона в «четверке» всегда могла быть нейтрализована западным большинством, а попытки французов блокироваться с Москвой были всего лишь демонстрацией для арабов.
52 Однако у этого формата имелись и свои ограничения: у него не было стратегической глубины. Он был тактической уловкой администрации Никсона, чтобы создать новую, лучшую, нежели при Джонсоне, позицию для действий США на Ближнем Востоке. Вашингтон изначально не предполагал, что это будет действенный и долговременный механизм для разрешения ближневосточного конфликта, устранения его базового, локального уровня — арабо-израильского противостояния. Он подразумевался как подготовительный этап для следующего шага — триумфального решения всего конфликта США в одиночку, контуры которого намечались в «плане Роджерса» и его вариациях.
53 Но осуществлению этого замысла помешала борьба в самой американской политической элите. Постепенно руководство внешней политикой США у Госдепартамента и Роджерса стали перехватать СНБ и Киссинджер — сторонники сворачивания «четырехстороннего формата». Киссинджер был не только против любых крупных международных переговорных площадок на этом направлении, но и выступал за затягивание решения проблемы ради дискредитации СССР. Это, по мысли советника по национальной безопасности, отрывало бы от него Египет, который американцы собирались сепаратно примирить с Израилем. Так Вашингтон хотел решить сразу две задачи: ослабить СССР и укрепить стратегическое положение союзника — Тель-Авива.
54 В дальнейшем Франция, оказавшись с 1971 г. практически на обочине ближневосточного урегулирования, взялась за разработку независимой от США общеевропейской позиции по отношению к событиям на Ближнем Востоке. Это не было бы опасным для американцев, если бы ситуация в регионе была надежно заморожена, как им, впрочем, тогда казалось. Поэтому администрация Никсона не придала значения первым попыткам Франции действовать в этом направлении. Однако в дни внезапной для США арабо-израильской войны октября 1973 г. и последовавшего за ней мирового энергетического кризиса Вашингтон был неприятно удивлен степенью противодействия своим шагам со стороны европейцев, вдохновляемых Францией.

References

1. Zolina D. M. Razvitie blizhnevostochnoj politiki Frantsii v 1948—2008. Nizhnij Novgorod, 2010.

2. Kremenyuk V. A. Politika SShA v razvivayuschikhsya stranakh: problemy konfliktnykh si- tuatsij.1945-1976. M., 1977

3. Lavrent'ev A. K. Silovaya diplomatiya v Azii. M., 1980

4. Medvedko L. I. K vostoku i zapadu ot Suehtsa. M., 1980.

5. Mel'nikov Yu. M. Imperskaya politika SShA: istoki i sovremennost'. M., 1984.

6. Nikson R. Vospominaniya o pobedakh, porazheniyakh i vozrozhdenii. M., 1992.

7. Nosenko T. V. Politika Frantsii v blizhnevostochnom konflikte, 70-e — seredina 80-kh godov. M., 1989.

8. Obichkina E. I. Vneshnyaya politika Frantsii ot de Gollya do Sarkozi (1940—2012). M., 2012.

9. Parkhalina T. G. Frantsiya i Sredizemnomor'e. M., 1987.

10. Pechatnov V. O., Manykin A. S. Istoriya vneshnej politiki SShA. M., 2012.

11. Pil'ko A. V. «Krizis doveriya» v NATO: al'yans na poroge peremen. M., 2007.

12. Primakov E. M. Istoriya odnogo sgovora: blizhnevostochnaya politika SShA v 70-e — nachale 80-kh godov. M., 1985.

13. Primakov E. M. Konfidentsial'no: Blizhnij Vostok na stsene i za kulisami (vtoraya polovina KhKh — nachalo XXI veka). M., 2006.

14. Primakov E. M. Konfidentsial'no: Blizhnij Vostok. M., 2016.

15. Urazov A. M. Vremya peremen. Ehvolyutsiya vneshnej politiki SShA i Velikobritanii na Bol'shom Blizhnem Vostoke v kontse 1950 — nachale 1960 godov. M., 2019.

16. Shilov V. S. Vneshnyaya politika i partii vo Frantsii (1969—1981). M., 1994.

17. Année politique, économique, sociale et diplomatique en France. Paris, 1970.

18. Année politique, économique, sociale et diplomatique en France. Paris, 1971.

19. Bozo F. La politique etrangere de la France depuis 1945. Paris, 1997.

20. Israel's foreign relations, 1947—974, vol. 2. Jerusalem, 1976.

21. Foreign Relations of the United States, 1969—1976, vol. XLI. Washington, 2012.

22. Gaulle Ch. de. Memoires d'espoir. T. 2. L'Effort, 1962. Paris, 1971.

23. Hogan J, Pateeson G. Explaining the History of American Foreign Relations. New York, 2004.

24. Jones H. Crucible of Power: A history of American foreign relations from 1945. New York, 2008.

25. Kissinger H. A. White House Years. Boston, 1979.

26. Kehr H. M. America’s Middle East Policy: Kissinger, Karter and the future. Beirut, 1980.

27. Kessler M. C. La politique étrangère de la France: Acteurs et processus. Paris, 1999.

28. Korn D. US-soviet Negotiations of 1969 and the Rogers Plan // The Middle East Journal, 1990, vol. 44, № 1, p. 39, p. 37-50.

29. Moreau Defarges Ph. La politique étrangere de F. Mitterand. L’Etat de la France. Paris, 1998.

30. Nouschi A. La France et le monde arabe depuis 1962: mythes et realites d'une ambition. Paris, 1994.

31. Politique étrangère de la France: Textes et documents. 1967-1985. Paris, 1967.

32. Pompidou G. Entretiens et discours, t. II. Paris, 1984.

33. Quandt W. Decade of Decisions: American Policy toward the Arab-Israeli Conflict. 19671976. Berely, 1977.

34. The Near East conflict: hearings before subcommittee on the Near East on Foreign Affairs. House of Representatives 91st Congress 2nd Session. Washington, 1970.