«Tatischev from Dikan’ka»: Historical Work of Samiilo Velychko in the Light of Codicological Analysis of the Chronicle’s Original
Table of contents
Share
Metrics
«Tatischev from Dikan’ka»: Historical Work of Samiilo Velychko in the Light of Codicological Analysis of the Chronicle’s Original
Annotation
PII
S013038640011360-4-1
DOI
10.31857/S013038640011360-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Andriy Bovgiria 
Affiliation: NASU Institute of History of Ukraine
Address: Ukraine, Kiev
Anastasia Melnik
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Ivan Polyakov
Affiliation: Russian National Library
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Tatiana Tairova
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Denys Tsypkin
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Edition
Pages
42-50
Abstract

The main purpose of the study is a codicological analysis of a work written at the beginning of the 18th century by the clerk of the Zaporozhian Army Samiilo Velychko. This study was carried out as part of a joint Russian-Ukrainian project to prepare an academic publication of the Chronicle’s text. The analysis was based on the original manuscript stored in the manuscript department of the Russian National Library (St. Petersburg). The study of pagination and foliation shows how the structure of the manuscript was established by the author. The opinion, popular in historiography, that the manuscript lost large portions of the original text, turned out to be erroneous. It is established that the creation the Chronicle lasted for several decades. At the end of the 17th century, while still working in the General Chancellery, S. Velychko conceived his work as an integral historical study, prepared fine, expensive paper for it, and put together a large collection of original documents and early copies dating back to the middle of the 17th century, including unique drawings and portraits. The Chronicle includes 259 documents, 3 diaries; S. Velichko used 24 literary works and refers to 7 works. The text of the work itself was written between 1715 and 1728, and the initial part of the manuscript was completed at the final stage. This is not a collection or compilation of documents, but an independent historical study, with the overarching concept, approach, and methodology.

Keywords
Cossacks’ chronicles, Samiilo Velychko, codicology, history, Ukraine
Received
25.06.2020
Date of publication
21.10.2020
Number of purchasers
6
Views
90
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 0.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 В 2012 г. в рамках российско-украинской комиссии историков было решено осуществить академическое издание летописи Самойло Величко. Речь идет об авторе фундаментального исторического трактата, который писался в Украинском гетманстве в течение конца XVII — первой четверти XVIII в. Работавший с 1690 г. канцеляристом войска Запорожского, Величко попал в тюрьму в декабре 1708 г. вместе со сторонниками Мазепы. Выйдя оттуда, он жил в имениях Кочубеев на Полтавщине, где и продолжил написание своего исторического труда, начатого еще в годы службы. По масштабу замысла, способам реализации, объему использованных документов, глубине изложения событий произведение С. В. Величко, бесспорно, можно считать уникальным памятником украинской исторической мысли казацкой эпохи.
2 Оригинал памятника хранится в отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге в собрании М. П. Погодина под названием «Малороссийская летопись С. В. Величко»и в полном объеме еще не публиковался. В настоящий момент оригинал рукописи состоит из трех частей: «Начальная» (ее оригинальное название не сохранилось); «Сказаше о войне козацкои z полякамр чреzi ЗЬновгя Богдана Хмелнщкого» и «По- вЪствовашя летописная О Малоросийских и инних отчасти поведениях собранная и зде вписанная». Титульный лист всего памятника не сохранился.
3 В современном виде «Летопись» представляет собой три тома в переплетах XIX в., написанных на бумаге формата in folio и состоящих суммарно из 754 листов (т. 1 — 252 л., т. 2 — 271 л., т. 3 — 231 л.). Существующее на данный момент разделение на три тома не отражает первоначальный вид рукописи и сложилось в середине XIX в. во время ее пребывания у М. П. Погодина, о чем свидетельствует кодикологический анализ рукописи. Единственный список летописи, выполненный в 60-70-х годах XVIII в., хранится в Институте рукописи Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского в Киеве.
4 Первое издание произведения, осуществленное в середине XIX в. , не включало «Начальную часть», надлежащего археографического и кодикологического анализа не проводилось, в нем не учитывались вставки, записи на полях, вставленные в текст оригинальные документы, имелись пропуски по цензурным соображениям. В 1926 г. была сделана первая попытка осуществить академическое издание. Но на пороге начинавшихся репрессий Всеукраинская академия наук успела опубликовать лишь «Сказание», и то в спешке, что не могло не сказаться на качестве этого проекта. Кодикологический анализ рукописи тогда, как и в первом издании, не был проведен. В 1991 г. В. О. Шевчук опубликовал перевод двух частей труда Величко на современный украинский язык. Но он взял за основу публикацию XIX в., соответственно повторив и ее недостатки.
5 В Санкт-Петербурге в рамках подготовки проекта академического издания был проведен тщательный кодикологический анализ оригинала рукописи, исследованы в инфракрасном свете филиграни. Это позволило сделать важные наблюдения над историей создания текста и методологией Величко.
6 В конце XVII — начале XVIII в. в Украинском гетманстве, входившем в состав России, формировалось новое направление историописания, которое сначала было представлено тремя произведениями: Самовидца, Григория Грабянки и Самойло Величко. Эти нарративы в течение столетия стали не только основным источником сведений по истории Украины, важным средством для формирования идентичности, но и катализатором всего историографического процесса XVIII в. На их основе создавался целый пласт продукции историописа- ния, которые включали многочисленные региональные исторические хроники, летописи, основным источником для которых служили указанные казацкие летописи. В частности, появляется так называемая компилятивная историография (работы Петра Симоновского 1 , Петра Лукомского 2 и др.). Произведения Самовидца, Грабянки 3 и Величко по традиции с XIX в. называют казацкими летописями. Это название устоялось в настоящее время как в научно-популярной литературе, так и в научных работах. Однако оно не вполне корректно. Названные произведения, и прежде всего сочинение Величко, нельзя считать летописями в классическом понимании этого термина. Под ним подразумевают текст, в основе которого лежит хронологический принцип подачи материала, описание событий нагромождается без объединяющего сюжета. Произведению же Величко, присуща четкая композиция с рубрикацией текста, авторские введения («передмова»), ссылки на источники и критическая оценка как этих источников, так и исторических событий. Это сочинение без преувеличения считается наиболее масштабным произведением казацкого историописания по объему, количеству использованных источни- ков, методологическому инструментарию, стилистической обработке с присущей ей барочной пышностью.
1. Симоновский П. И. Краткое описание о козацком малороссийском народе и о военных его делах, собранное из разных историй иностранных, немецкой — Бишенга, латинской — Безольди, французской - Шевалье и рукописей русских. М., 1847.

2. Лукомский С. В. Автобиографическая «сказка» малороссийского летописателя Стефана Лукомского. Сообщ. О. И. Левицкий // Киевская старина, 1890, № 9, с. 477-485.

3. Грабянка Г. ДЕйствИ презЕльной брани Богдана Хмелницкого. Cambridge (MA), 1990.
7 Прежде всего кодикологический анализ трех томов памятника показал, что при создании «Летописи» Величко использовал подлинные документы XVII в., а также ранние копии многих государственных актов. Украинские и польские статьи и грамоты, вошедшие в состав памятника, образуют блок бумаги XVII в., представленный следующими торговыми марками: А, ГБ (3), ДК, Лилия, ПР, CGVP 1, CGVP 2, W, Wo. Большой объем авторского текста и копий документов во втором и третьем томах выполнен также на бумаге конца XVII в. — ГБ (1) и ГБ (2). Сопоставление выделенных сортов бумаги с сохранившимися материалами гетманской канцелярии дало следующие результаты. ГБ (1) обнаружен на грамоте гетмана И. С. Мазепы к патриарху Адриану, товарная марка CGVP 1 и GGVP 2 также зафиксирована на грамоте Мазепы, сюжеты ДК и П найдены на гетманских универсалах в петербургских архивах. На сегодняшний момент нет оснований утверждать, что в данных случаях использовались парные формы, однако проведенное исследование указывает на наличие бумаги названных сортов в гетманской канцелярии. Это позволяет предположить, что Величко вставлял в свою работу документы, хранившиеся в Генеральной канцелярии или в гетманском архиве.
8 Отдельным и очень важным сюжетом является использование в памятнике Величко рисунков и портретов гетманов. Следует сказать, что традиция иллюстрации казацких летописей рисунками, в том числе портретами, восходит еще ко временам К. К. Саковича, написавшего «ВФршФ на жалосный погребь зацного рыцера Петра Ко- нашевича Сагайдачного». Иллюстрации, видимо, имелись и в летописи Г. И. Грабянки. Что касается рисунков, которые использованы в летописи С. В. Величко, то они скорее всего представляют собой два блока: один находился в какой-то не дошедшей до нас работе или подборке, возможно, хранившейся в Генеральной канцелярии или в архиве Кочубеев. Эти рисунки выполнены на бумаге ГП, ГБ (1), РГ, ГА «AUIG», ПК, «W0» и датируются серединой XVII в.Другой блок рисунков выполнен в стилизованном к первому блоку стиле. Их Величко, надо полагать, специально заказал у неизвестного лица. Однако он не успел получить все интересующие его рисунки — во многих случаях в памятнике были оставлены пустые места, на которых предполагалось поместить изображения.
9 Наличие целого блока оригинальных документов и списков статей, грамот и договоров, а также уникальных изобразительных материалов, написанных на бумаге разного качества с различными водяными знаками конца XVII в. и находящихся в составе второго и третьего томов летописи, дают основания высказать предположение, что уже в начале XVIII в. Величко продумывал идею о создании подобного исторического труда, основу которого составляли бы документальные источники. По-видимому, в этот период в его распоряжении имелся архив документов, материалов и рисунков, в котором находились чистые листы, подготовленные для написания памятника. Уже в конце XVII — начале XVIII в. Величко создал отдельные черновики будущего произведения. Так, титульный лист «Повествования», содержащий красочную заставку и «Предмову до чителника», выполнен на бумаге с филигранью W0 и отличается от основного текста памятника почерком (возрастная разница) и чернилами.
10 Бумага этих вставок — документов и рисунков, сильно отличается от той, на которой выполнен основной текст памятника и которая относится к первой четверти XVIII в.
11 Кодикологический анализ позволяет проследить, как рождался замысел работы Величко и когда она писалась. Большой интерес представляет «Начальная часть», относящаяся к событиям времен гетмана Петра Сагайдачного (начало XVII в.). Она никогда целиком не издавалась и не вводилась в научный оборот, хотя представляет собой ценнейший источник. Ее первые шесть листов утеряны, но восстанавливаются по Киевскому списку. Сам Величко объяснял написание «Начальной части» необходимостью доказать, что «козаки з гетманом своим Петром Конашевичем Сагайдачним в той войнФ полякам великую помочь и заступаете здФлали мужественно и непреоборимо» (имеется в виду Хотинский поход 1621 г. против турок).
12 В «Начальной части» присутствуют вклеенные полулисты, состав тетрадей неоднороден. «Начальную часть» открывают л. 6—25, написанные на бумаге с филигранью «Герб города Амстердама» с царской короной с навершием в виде державы и контрамаркой «AUIG» (далее ГА «AUIG») (1718 г.). Л. 7 вклеен и имеет водяной знак «Мальтийский крест» (филигрань «Мальтийский крест» на постаменте (далее — МК), по альбомам не определяется). Текст на л. 7 не прерывает основное повествования, а данная филигрань больше не встречается в рукописи. На л. 28—32 находится вставленная тетрадь, предшествующая «Копии Диариуша». Данная тетрадь имеет водяной знак «Дама с кавалером» (филигрань «Дама с кавалером» на постаменте из литер «ALLMODPAPPIER» (далее — ДК). «Текст на л. 28—31 об. был выполнен одним почерком, предположительно в конце XVII — начале XVIII в., при составлении летописи на л. 31 об.—32 об. дописан. «Начальную часть» заканчивает «Копия Диариуша», выполненная на целых тетрадях с филигранями «Герб города Амстердама» с царской короной и постаментом, под постаментом присутствуют лигатурные литеры «GG» (далее — ГА «GG») 4 (л. 33—44) и филигрань «Герб города Амстердама» с царской короной с навершием в виде державы и контрамаркой «RIARDEL» (далее - ГА «RIARDEL») (л. 45-77).
4. Близкий аналог: Дианова Т. В. Указ. соч., с. 100, № 388 (1701, 1711, 1712, 1715 гг.).
13 Таким образом, за исключением одной вставки XVII в. основная бумага «Начальной части» относится к первой четверти XVIII в. Это совпадает с указаниями самого Величко, что «Начальную часть» он написал в 1725 г., живя в Диканьке. «Начальная часть» не содержит в своем составе подлинных документов или списков и текста самого автора, выполненных на бумаге XVII - начала XVIII в.
14 Вторая часть — «Сказание о войне Казацкой», наоборот, была, согласно самому Величко, написана раньше, в 1720 г. в селе Жуки. Она начинается в рукописи с л. 78. «Сказание» имеет сложную кодикологическую структуру. На л. 78—112 находится «Предмова» и «Часть 1». Они написаны на бумаге со следующими водяными знаками: 1) л. 78—90, 107—112: филигрань «Герб Пруссии» — тевтонский крест на щите под королевской короной с державой (далее — ГП), близкого аналога не обнаружено; 2) л. 91—106: филигрань «Герб города Базеля» — двуглавый орел на гербовом щите с короной (далее — ГБ (4)).
15 Обычно считалось, что до наших дней не дошла большая часть памятника, относящаяся к 1649—1652 гг. Но это на самом деле маловероятно, чтобы в последней редакции памятника присутствовало большое число тетрадей, не сохранившихся до нашего времени, так как пагинация укладывается в современное состояние памятника, а старая фолиация указывает только на отсутствие одного листа (л. 113 по старой фолиации). Не сохранившийся в рукописи лист, содержащий начало «Части 2», располагался между современными листами 112 и 114. Он существовал еще в XIX в. и присутствует в Киевском списке. По- видимому, он был утрачен при переплете оригинала в Публичной библиотеке.
16 Основной текст «Сказания» с л. 114 написан преимущественно на бумаге с филигранью ГА «AUIG» и представляет собой целые тетради. Только в одной тетради (№ 23 по современной пагинации, л. 148—153) ГА «AUIG» перемешивается с более ранней бумагой с филигранью «Герб города Базеля» первого типа (филигрань «Герб города Базеля» — двуглавый орел с короной и со скипетром и державой в лапах (далее — ГБ 1).
17 В первом томе в основной текст «Сказания» вставлены копии оригинальных документов, написанные на другой бумаге. Так, рисунок на л. 225 с изображением Юрия Хмельницкого, открывающий «Раздел 7», выполнен на бумаге с филигранью «Рог изобилия» (филигрань «Рог изобилия» — рог изобилия на щите, далее — РГ), на верху щита корона, под щитом литеры «SMV», под ними литера «A» 5 . Далее в тексте вставлена копия «Статей Переславских» 1659 г. На л. 226—228 с водяным знаком ГА «RIARDEL» выполнена вступительная часть «Статей», список «рукоприкладств» (т.е. присягавших) и первые две статьи. На л. 229—252 вставлена копия документа, переписанная в конце XVII - начале XVIII в.: 1) л. 229-234: филигрань «Арфа» (далее - А); 2) л. 235-252: филигрань «Почтовый рожок» без щита и литер (далее - ПР). В распоряжении Величко отсутствовали первые листы копии «Статей» (или она была не в кондиционном состоянии), поэтому составителю пришлось использовать позднюю бумагу с филигранью ГА «RIARDEL». Палеографический анализ данных листов показывает, что текст на л. 228 об. был выполнен так, чтобы подвести его к третьей статье на л. 229. По этой причине «Первая» и «Вторая» статьи написаны крупнее, с большими интервалами между строками. Авторский текст рукописи продолжается на л. 253-264, выполненных на бумаге с филигранью ГА «AUIG».
5. Близкий аналог: Heawood E. Watermarks: mainly of the 17th and 18th centuries. Hilversum, 1950, 1986, PL 350 — 351, № 2740 (NP ND), 2745 (London, 1755), 2747 (Holland, after 1727), 2750 (London, 1748).
18 По-прежнему не все ясно с происхождением первой части «Сказания» (л. 78-112). При ее создании Величко использовал бумагу с двумя водяными знаками (ПГ и ГБ 4). Часть, написанная на бумаге с водяными знаком ПГ, была выполнена Величко не ранее 1718 г., так в тексте автор упомянул издание книги С. Пуфендорфа 6 , изданной на русском языке в 1718 г. К первой части «Сказания» Величко приступил в конце 10-х - начале 20-х годов XVIII в. и использовал при ее написании уже подготовленный черновой текст конца XVII - начала XVIII в. (ГБ 4). Вероятно, «Сказание» создавалось отдельно от других частей рукописей: в данном блоке использованы рамки, содержится большое число исправлений, помет и проб пера по нижнему и правому полю листа, часто не используются колонтитулы. Интересно отметить, что первая и вторая части «Сказания» долгое время хранились по отдельности. Степень повреждения и загрязнения л. 114 в сравнении с л. 112 указывает на то, что утерянный в XIX в. первый лист «Второй части» (л. 113) долгое время находился наверху рукописи и в ходе ее бытования сильно истлел. Таким образом, кодикологический и палеографический анализы свидетельствуют о том, что части «Сказания» были созданы Величко в разное время и в течение некоторого периода времени хранились по отдельности.
6. Пуфендорф С. Введение в псторш европеискую. СПб., 1718.
19 В тексте третьей части, «Повествовании», вплоть до л. 357, Величко использовал для авторского текста исключительно бумагу с водяным знаком ГА «AUIG». Начиная с л. 357 автор писал текст в тетрадях, состоящих из смеси бумаги ГА «AUIG», ГБ 1 и ГБ 2. Также в составе второго тома встречаются рисунки и списки документов, выполненные на бумаге конца XVII в., и копии 1720-х годов, образующие отдельные блоки бумаги. Так, на л. 370-375 находится печатный указ с красновосковой печатью под кустодией 7 короля польского Корибута Вишневецкого на польском языке, выполненный на бумаге с водяным знаком «W» (филигрань «W» - литера «W» с короной и украшениями (далее - W), на намете три горошины).
7. Полоска белой бумаги, которой прикрывали сургучную печать сложенного письма для защиты от повреждений.
20 Пожалуй, самый главный вывод, который подтвердился в ходе кодикологического анализа, состоит в том, что перед нами не сборник отдельных документов, но цельный труд, объединенный общим замыслом, в который органично включены отдельные документы.
21 Кодикологический анализ также позволил сделать вывод о том, что Величко к концу жизни собрал и произвел последнюю редакцию своего труда. Это подтверждают сделанные им правки, колонтитулы, созданные позднее основного текста, скрепы, вклеенные листы перед документами, пагинация и фолиация. Палеографический анализ верхней пагинации рукописи показывает, что она выполнена в XVIII в., а начертание отдельных цифр соответствует аналогичным в основном тексте памятника. Механические утраты, прерывающие связный текст памятника, имеются только в местах отсутствия листов 113, 278 и 279. Эти факты указывают на то, что старая пагинация, выполненная коричневыми чернилами, могла быть сделана на заключительном этапе составления памятника самим Величко.
22 Впоследствии, после смерти составителя во время бытования рукописи были утеряны первые тетради «Начальной» части, последние тетради «Повествования», а сам единый блок текста в тетрадях, подготовленный Величко в соответствии с его авторской концепцией, механически разделен на три тома.
23 В настоящее время рукопись состоит из 122 тетрадей, составленных из бумаги с разными водяными знаками. Многие тетради разбиты и имеют подклеенные листы. В среднем бóльшая часть тетрадей состоит из шести листов. В правом углу верхнего поля всех томов памятника содержится сквозная пагинация, выполненная коричневыми чернилами. В начальной части первого тома отсутствуют шесть первых номеров тетрадей, а пагинация начинается с № 7 на л. 39 (шестая тетрадь). В этом случае и некоторых других номера тетрадей отсутствуют вследствие обреза края листов при переплете. В первом томе присутствовала по меньшей мере одна тетрадь, включавшая титульный лист «Летописи». Она (они?) не сохранилась в современном варианте рукописи и восстанавливается по тексту Киевского списка памятника. Определить точной размер утерянной тетради (тетрадей) на сегодняшний момент невозможно, так как большинство тетрадей в первом томе (особенно до л. 82) имеют подклеенные листы и отличаются друг от друга по размеру.
24 Особое внимание стоит обратить на несколько тетрадей на л. 69—90. Пагинация данных листов свидетельствует о том, что тетради в этом промежутке перемещались предположительно самим Величко на заключительном этапе составления рукописи. Поскольку число листов в каждой тетради различается и присутствуют вклеенные листы — только составитель рукописи мог верно определить границы пагинации. По этой причине можно высказать гипотезу, что, как и в случае с одной из фолиаций, пагинация была выполнена Величко или каким-либо их писцов на одном из заключительных этапов создания рукописи. Однако уже после распределения тетрадей в определенном порядке и выполнения пагинации некоторые части памятника были перемещены согласно авторскому замыслу — эти перемещения отражаются в непоследовательном порядке номеров тетрадей.
25 Таким образом, можно сделать вывод, что произведение Самойло Величко состояло из трех частей, объединенных общим замыслом. До момента переплетения рукопись хранилась в тетрадках и представляла собой единое сочинение без разделения на тома. Основной массив текста был написан на бумаге конца XVII — начала XVIII в. и на бумаге 1720-х годов в равных пропорциях. Это позволяет сделать вывод о том, что Величко вынашивал планы создать летопись и подготовил ее черновики еще в конце XVII — начале XVIII в., т.е. до момента, как он подвергся аресту, а его карьера канцеляриста прервалась. Величко написал «Сказание» и «Повествование» в промежутке от 1720 до 1725 г. Возможно, при создании этого блока автор пользовался созданными ранее черновиками. Важную роль в формировании памятника играли подлинники и копии документов по истории Украины, а также рисунки. Судя по результатам анализа водяных знаков, б0льшую часть этих использованных материалов Величко подготовил к концу XVII в. По-видимому, многие документы он взял из гетманской канцелярии. После возвращения из заключения, примерно в 1715 г., Величко не досчитался в своем архиве некоторых документов или счел, что их состояние уже не позволяет работать с ними, а потому часть списков «статей» и грамот переписана на бумаге 1720-х годов.
26 Количество использованных документов, точность ссылок на исторические произведения, критичность источниковедческого анализа, цельность замысла произведения Самойло Величко позволяют считать, что перед нами уникальный образец исторического осмысления прошлого. Это уже не летопись, не сборник или компиляция, а историческое исследование, объединенное общим замыслом, подходом и методологией.

References

1. Dianova T. V. Filigrani XVII v. po rukopisným istochnikam GIM [Filigree of 17th century in manuscripts of GIM]. Moskva, 1988. (In Russ.)

2. Dianova T. V. Filigrani XVII-XVIII vv. «Gerb goroda Amsterdama» [Filigee of 17— 18th Centuries. Coat of arms «City of Amsterdan»]. Moskva, 1998. (In Russ.)

3. Dzyrja J. I. Samiilo Velychko ta jogo litopys [Samiilo Velychko and his chrnicle] // Istoriografichny doslidzhennia v Ukrai'ns'kii RSR [Historiographical Studies in Ukrainian SSR], issue 4. Kyi'v, 1971, p. 198-223. (In Ukr.)

4. Kamanin I. Vodjani znaky na paperi ukrai'ns'kykh dokumentiv XVI i XVII vv. (1566-1651) [Water marks on the paper of Ukrainian documents of the 16- 17th century (1566-1651)]. Kyiv, 1923. (In Ukr.)

5. LiautsiavichiusE. Bumaga v Litve XV-XVIII vekakh [Paper in Lithuania in 15—18th centuries]. Vil'nius, 1967. (In Russ.)

6. Lukomskii S. V. Avtobiograficheskaia «skazka» malorossiiskogo letopisatelia Stefana Lukomskogo. Soobshch. O. I. Levitskii [Autobiographical «story» of the Little Russian chronicler Stefan Lukomski. O. I. Levitskii’s Report] // Kievskaia starina [Kiev’s Antiquity], 1890, № 9, р. 477-485. (In Russ.)

7. Pufendorf S. Vvedenie v gistoriiu evropeiskuiu [Introduction to the European history]. Sankt- Peterburg, 1718. (In Russ.)

8. Simonovskii P. I. Kratkoe opisanie o kozatskom malorossiiskom narode i o voennykh ego delakh, sobrannoe iz raznykh istorii inostrannykh, nemetskoi - Bishenga, latinskoi - Bezol'di, frantsuzskoi - Sheval'e i rukopisei russkikh [Short description of the Cossck Little Russian people, its military activities, collected from the different foreign histories: German by Bisheng, Latin by Bezoldi, French by Shevalie in Russian manuscripts]. Moskva, 1847. (In Russ.)

9. Tairova-Yakovleva T. G. K biografii avtora kazatskoi letopisi Samoila Velichko [To the biography of the author of the Cossack chronicle Samiilo Velychko] // Studia Slavica et Balcanica, 2016, № 2, p. 76-88. (In Russ.)

10. Tromonin K. I. Znaki pischei bumagi [Paper Marks]. Moskva, 1844. (In. Russ.)

11. Vodianye znaki rukopisei Rossii XVII v. Po materialam otdela rukopisei GIM. Sost. T. V. Dianova, L. M. Kostiukhina [Water Marks of the Russian Manuscripts of 17th century. On the Basis of Materials of the Manuscript Department of GIM. Comp. T. V. Dianova, L. M. Kostiukhina]. Moskva, 1980. (In Russ.)

12. HeawoodE. Watermarks: Mainly of the 17th and 18th Centuries. Hilversum (Holland), 1950.