“Special Mission Linz”: A Museum that was not Created. History, Personalities, Documents
Table of contents
Share
Metrics
“Special Mission Linz”: A Museum that was not Created. History, Personalities, Documents
Annotation
PII
S013038640012694-1-1
DOI
10.31857/S013038640012694-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Tatyana Timofeeva 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Vladimir Zakharov
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
93-105
Abstract

The article is devoted to the history of creation and work, the employees and archival materials of the “Special Mission Linz” – an art museum that had to be created at A. Hitler’s initiative in the Austrian city of Linz. The museum was supposed to bring together masterpieces of world art, mostly the paintings bought at auctions or seized by National Socialists from opponents of the regime and “racially alien” owners, as well as the artworks exported from territories occupied by the Wehrmacht. The authors use the Russian archival trophy funds of the “Special Mission of Linz”, which have been recently declassified, and consider various fields of activity of the museum that was never created, including the principles of artwork selection and their expert examination. The organizational, legal, and financial aspects of Linz Special Mission are being analyzed, along with the fate of art works obtained by the museum funds in a variety of ways. The article also examines the biography of the major participants of such an extensive plunder of the European cultural treasures. The authors note that there were no exhibits exported from the USSR in the collections of the museum in Linz, since the main objective of the “Mission” was to search for and collect objects created by masters of “Aryan” origin. The evacuated treasures were found intact in the Alt-Аussee salt mines by the American military forces in May 1945 and have been returned to their former owners over the years. However, the history of the museum of Nazi cultural pillage has not yet ended.

Keywords
National Socialism, Führer Museum, Linz Special Mission, culture, art masterpieces
Received
21.08.2020
Date of publication
07.12.2020
Number of purchasers
8
Views
160
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 Произведения художественной культуры как трофей войны – что может быть более противоестественным для сокровищ творческого наследия человечества? В этой связи хотелось бы рассмотреть хорошо известный на Западе1, но в меньшей степени - в России сюжет, связанный с грабежом европейских культурных ценностей в период национал-социализма и художественными амбициями Адольфа Гитлера. Источниковую базу статьи составляют свидетельства искусствоведов, торговцев художественным антиквариатом, чиновников Третьего рейха и, конечно, архивные документы, рассказывающие о том, как в годы Второй мировой войны создавался так называемый «музей фюрера» в австрийском городе Линц.
1. Подробно, но без привлечения документов из архивов России, историю несостоявшегося музея в Линце освещает австрийская исследовательница Биргит Шварц: Schwarz B. Sonderauftrag Linz und „Führermuseum“ // Raub und Restitution. Kulturgut aus jüdischem Besitz von 1933 bis heute. Begleitbuch zur Ausstellung im Jüdischen Museum Berlin u.a. Göttingen, 2008; Schwarz B. Geniewahn. Hitler und die Kunst. Wien, 2009.
2 Значительная часть материалов «Особой миссии Линц» в настоящее время хранится в Федеральном архиве Германии2. Меньшая, но тоже весомая часть документов осталась на территории Восточной Германии (Саксония, замок Веезенштайн), куда архив был эвакуирован из Дрездена, и в начале мая 1945 г. попала в руки советских войск. Это были 64 папки с документами и 49 личных дел3. Советская сторона полагала, что основная часть коллекций «Особой миссии Линц» спрятана на территории Советской зоны оккупации Германии4. Существовала гипотетическая возможность включения в нее некоторых картин и культурно-художественных ценностей из СССР, например, из бывших императорских дворцов под Санкт-Петербургом.
2. Bundesarchiv – Bestand B 323.

3. Опись документов музея Гитлера в г. Линце на Дунае (Австрия), изъятых в замке Веезенштайн в районе г. Пирны и переданных 21 января 1946 г. в Отдел внутренних дел Советской военной администрации в Германии (СВАГ). – Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ). Ф. Р-7317. Оп. 17. Д. 19. Л. 6-6об.

4. Там же. Л. 7.
3 В 1945-1946 гг. трофейные документы «Особой миссии Линц» были отправлены в СССР, но проследить судьбу каждой папки ныне не представляется возможным. Тем не менее, эта документация позволяет предположить, что к концу войны в состав художественных коллекций Линца входило примерно 9 700 экспонатов, из них более 6 тыс. составляли картины5.
5. Приблизительные подсчеты по количеству единиц хранения в коробках с фототекой и каталогах музея в Линце. – Российский государственный военный архив (далее – РГВА). Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 1-6, 24-40.
4 В СССР трофейные документы «Особой миссии Линц» хранились в «закрытом» для исследователей «Особом архиве» в Москве (ныне его материалы входят в Российский государственный военный архив - РГВА). В 1990-е годы, когда историкам стали доступны трофейные архивные коллекции, выяснилось, что там находилось 21 дело из фондов «Особой миссии Линц», которые были переданы в 1976 г. из Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) им. А. С. Пушкина. В 2019 г. ГМИИ передал в этот же архив и вторую часть документов Линца – примерно 40 дел.
5 Материалы «Особой миссии Линц» можно разделить на три вида: переписка по приобретению культурных ценностей, описи и каталоги собраний, картотека или фототека с копиями картин и краткими описаниями их истории владения. Последнее особенно ценно для искусствоведов и юристов, а для историка наиболее значима деловая корреспонденция функционеров «Особой миссии Линц». Каталоги позволяют ответить на вопрос, в какой степени содержащиеся в них сведения дополняют уже известные перечни экспонатов музея в Линце и проливают свет на их судьбу. Этот же вопрос актуален в отношении фототеки собраний «Особой миссии Линц».
6 Почему «музей фюрера» нацисты собирались создать именно в Линце? Детство и раннюю юность Гитлер провел в этом городе. В довоенное время он пробовал себя как художник-акварелист и ведутист6. Это ремесло кормило его как в Вене, так и после переезда в Мюнхен в мае 1913 г. Придя к власти в 1933 г., Гитлер решил подарить новой Германии музей с собранием произведений искусства мирового масштаба. Став главой правительства и «фюрером германского народа», он выступил как инициатор создания такого музея, привлекая для этого неограниченные административные ресурсы и средства, создавая, в конечном счете, памятник самому себе.
6. Ведутист – художник, работающий в жанре исторического городского пейзажа.
7 Первые шаги по созданию художественного собрания рейхсканцлера были сделаны в 1933-1935 гг., еще без четко выраженного намерения организовать публичный музей, а для художественного оформления резиденций и правительственных зданий. Финансирование шло за счет средств Национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) и государства. Этим вопросом занимались галерист и торговец произведениями искусства К. Хабершток7 и профессор мюнхенской Академии художеств А. Циглер, чье творчество любил Гитлер8. Циглера называли «кистью фюрера». Эксперты начали свою деятельность в привычной для Гитлера художественной среде, сосредоточившись на немецкой школе реализма XIX в., преимущественно на произведениях мюнхенских художников, жанровой живописи – полотнах любимых Гитлером Карла Шпицвега и Эдуарда фон Грютцнера.
7. Карл Хабершток (1878-1956) был членом комиссии по отбору произведений живописи авангардистских направлений (по нацистской терминологии - «дегенеративного искусства»). В рамках деятельности «Особой миссии Линц» Хабершток выезжал для закупок произведений искусства во Францию. После Второй мировой войны успешно прошел денацификацию и продолжил профессиональную деятельность. См.: Keßler H. Karl Haberstock – Umstrittener Kunsthändler und Mäzen. München, 2008.

8. Адольф Циглер (1892-1959) возглавил Имперскую палату изобразительных искусств и в 1937 г. организовал выставку «дегенеративного искусства». В 1944 г. Циглер высказывал сомнения в правильности политики Гитлера, был арестован и помещен в концлагерь Дахау. После войны был исключен из мюнхенской Академии художеств и отошел от активной деятельности.
8 Системная работа по созданию «музея фюрера», как его обозначают в документах того времени, началась немного позже, с середины 1939 г., когда был создан специальный орган – «Особая миссия Линц», чья деятельность не афишировалась9. Эта «миссия» не имела четкой организационной структуры, но представляла собой сообщество экспертов-искусствоведов, музейных работников, галеристов, торговцев антиквариатом во главе с уполномоченным, который подчинялся лично Гитлеру. Рутинные задачи по регистрации произведений искусства, изготовлению фотокопий, инвентарных списков и так далее выполняли сотрудники музеев Дрездена, Вены, Мюнхена. Важнейшим для «Особой миссии Линц» стал 1938 г., когда к Германии была присоединена Австрия. Гитлер, считая всех немецкоязычных людей «арийского происхождения» единым по крови народом, не был чужд мелкобуржуазного романтизма и стремился возвысить свою «малую родину». Линцу волею вождя была уготована роль европейского культурного центра.
9. Schwarz B. Hitlers Museum. Die Fotoalben Gemäldegalerie Linz. Dokumente zum «Führermuseum». Wien – Köln - Weimar, 2004; Löhr H. Ch. Das Braune Haus der Kunst, Hitler und der “Sonderauftrag Linz”. Berlin, 2016.
9 С 1 июля 1939 г. по декабрь 1942 г. работу по поиску, экспертизе, отбору и приобретению картин и других произведений искусства возглавлял уполномоченный «Особой миссии Линц», крупнейший немецкий искусствовед Г. Поссе10, занимавший должность директора Дрезденской государственной картинной галереи. Это был всемирно признанный специалист в области итальянской и голландской живописи эпохи Возрождения. После прихода нацистов к власти у него сложились с ними не лучшие отношения – он высоко ценил экспрессионистов, за что в начале 1938 г. даже был отстранен от должности директора Дрезденской галереи. Однако по рекомендации Хаберштока и после посещения Дрездена в июне 1938 г. Гитлер предложил Поссе возглавить работу «Особой миссии Линц», что изменило судьбу ученого.
10. О Гансе Поссе (1879-1942) см.: Schwarz B. Hitlers Sonderbeauftragter Hans Posse // Dresdner Hefte, 22. 2004. Heft 77. S. 77-85.
10 Неравнодушный к своему делу профессионал и не стеснявшийся в средствах для достижения цели, Поссе стал тем человеком, которому удалось убедить фюрера выйти за рамки первоначального замысла о собрании «арийской» живописи конца XIX – начала XX вв. и включить в коллекцию произведения крупнейших европейских мастеров эпохи Возрождения и Нового времени. Этому способствовал и визит Гитлера в Италию в мае 1938 г., в ходе которого он с удовольствием побывал в знаменитой галерее Уффици во Флоренции. Нечто подобное он хотел увидеть в Линце. Пространный документ от 20 октября 1939 г. содержит план создания и цели нового художественного собрания; кроме того, в нем дан обзор художественных музеев в Инсбруке, Граце, Клагенфурте и других городах11.
11. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 8. Л. 1-13.
11 18 июня 1938 г., в тот же день, когда Гитлер посетил Дрезденскую галерею, появился указ о «преимущественном праве фюрера» на решение судьбы всех внезапно ставших «бесхозными», а фактически конфискованных у бывших владельцев-евреев, произведений искусства и художественных собраний в Австрии. Они переходили «германскому народу», де-факто – нацистскому государству, но окончательное слово в их распределении было за Гитлером12. Этот документ красноречиво свидетельствует о криминальном процессе «ариизации» (переходе в «арийское» владение) собственности тех людей, кого в Третьем рейхе на основании Нюрнбергских расовых законов 1935 г. именовали «расово неполноценными элементами». Обстоятельство, что объектом «ариизации» являлись произведения искусства, подчеркивало циничный грабительский характер изъятия собственности у евреев. Позднее действие указа было распространено на все занятые Германией европейские страны, а также на художественные собрания на территории Польши и оккупированных районов СССР. Указ дополнило распоряжение 18 ноября 1938 г. о конфискации собственности «враждебных народу и государству элементов», создавшее дополнительную «правовую основу» для таких действий13. Отныне грабеж культурно-художественных ценностей, принадлежавших действительным и мнимым противникам нацистского режима, был возведен в ранг государственной политики.
12. Текст указа см.: Frodl-Kraft E. Gefährdetes Erbe. Österreichs Denkmalschutz und Denkmalpflege 1918-1945 im Prisma der Zeitgeschichte. Wien, 1997. S. 166.

13. Schwarz B. Hitlers Museum. Die Fotoalben Gemäldegalerie Linz. S. 89.
12 Поссе много времени проводил в командировках, лично осматривая возможные экспонаты для музея. В своих контактах во Франции, Италии, Нидерландах он (как и его преемник Г. Фосс) опирался на широкий круг торговцев предметами искусства, не обращая внимания на их национальность14. Зимой 1940-1941 гг. Поссе неоднократно бывал в Италии, где ему активно помогал принц Филипп Гессенский15, обеспечивший доступ к собраниям итальянских аристократов. Вплоть до смерти от рака гортани в декабре 1942 г., Поссе руководил деятельностью «Особой миссии Линц». На его похоронах, которые были организованы на государственном уровне, министр пропаганды и президент имперской палаты культуры Й. Геббельс впервые открыто охарактеризовал цель «Особой миссии Линц» как «выполнение воли фюрера»16. Последние письма Поссе из больницы своим сотрудникам датированы концом ноября 1942 г. В них он устало констатирует свое бессилие в борьбе с амбициями Г. Геринга, Б. фон Шираха и других высших нацистских функционеров, которые пытались получить для своих собственных художественных собраний часть «ариизированных» коллекций немецких, австрийских, французских, голландских, польских евреев17. Поссе в вопросе распределения предметов искусства, попавших в руки нацистских властей, всегда отстаивал абсолютный приоритет «Особой миссии Линц»18. Как опытный эксперт, он пытался противодействовать любому дроблению значимых в художественном смысле коллекций.
14. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 19; Оп. 2. Д. 38. Л. 2-4об.

15. Филипп Гессенский (1896-1980) с 1930 г. был членом НСДАП; в 1933 г. назначен Гитлером обер-президентом провинции Гессен-Нассау. Оставался на этом посту до января 1944 г., хотя еще в сентябре 1943 г. был арестован и отправлен в концлагерь Флоссенбюрг, а потом в Дахау. После войны обвинялся в участии в программе эвтаназии. О его деятельности для «Особой миссии Линц» см.: РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 37.

16. Eintrag 12. Dezember 1942 // Die Tagebücher von Joseph Goebbels / Hg. Е. Fröhlich. T. II. Bd. 6. München, 1996. S. 430.

17. На примере изъятого в пользу государства собрания польского графа Кароля (Карла) Ланкоронского (Ланскоронского), скончавшегося 15 июля 1933 г. в Вене, можно проследить историю нескольких лет борьбы Поссе за неделимость этой коллекции и ее переход в фонды музея в Линце. - РГВА. Ф.  1524к. Оп. 2. Д. 37.

18. См. его переписку об особых полномочиях и приоритетах «Особой миссии Линц». - РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 33. Л. 17-18об.; Д. 34. Л. 33-34об.
13 В марте 1943 г. должность специального уполномоченного «Особой миссии Линц» занял искусствовед Г. Фосс19, который столь же целеустремленно, как и Поссе, работал в этом качестве вплоть до краха Третьего рейха в мае 1945 г. С 1935 г. Фосс руководил картинной галереей в Висбадене и сделал себе имя как эксперт по Дунайской школе живописи. Он же стал и директором государственных художественных собраний Дрездена. В отличие от Поссе, Фосс реже ездил в командировки: ему было все труднее это делать из-за ухудшения для Германии военной обстановки. Но даже явный поворот в ходе Второй мировой войны в пользу стран антигитлеровской коалиции не помешал работе по активному пополнению художественных фондов «Особой миссии Линц». Теперь среди ее важных партнеров был и венский музей «Доротеум», одновременно являвшийся крупным аукционным домом по продаже произведений искусства. Последние закупки для музея в Линце были в феврале – марте 1945 г., а последний документ в фондах «Особой миссии Линц» датирован 6 апреля 1945 г.20 Только за один год, с марта 1943 – по март 1944 г. Фосс сумел обогатить будущий музей на 800 картин21.
19. Герман Фосс (1884-1969) после войны продолжил деятельность в сфере искусствоведения и дожил в Мюнхене до 85-летнего юбилея. См.: Iselt K. „Sonderbeauftragter des Führers“: Der Kunsthistoriker und Museumsmann Hermann Voss (1884–1969). Köln – Weimar - Wien, 2010.

20. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 46; Д. 34. Л. 1.

21. Iselt K. Op. cit. S. 65.
14 Ближайшим помощником Г. Поссе, а затем и Г. Фосса был Г. Раймер22, молодой научный сотрудник Дрезденской картинной галереи, получивший 1 июня 1941 г. должность специального референта «Особой миссии Линц». Это был неравнодушный к своим задачам человек, по активности сравнимый со своими руководителями, часто самостоятельно поднимавший или даже решавший отдельные вопросы. С конца 1943 г. он же руководил эвакуацией коллекций музея в Верхнюю Австрию.
22. Готфрид Раймер (1911-1987) после Второй мировой войны жил в городе Дёбельн под Лейпцигом, работал экспертом-искусствоведом и специалистом по охране памятников культуры. О персональном составе сотрудников «Особой миссии Линц» см.: Faison S. L. Supplement to Consolidated Interrogation Report № 4. Linz. Hitler’s Museum and Library. 15. January 1946. См. также: Klee Е. Das Kulturlexikon zum Dritten Reich. Wer war was vor und nach 1945. Frankfurt a. M., 2007.
15 После того, как в 1938 г. Австрия была присоединена к Германии, потеряв свою государственную самостоятельность, и разделена на округа-«гау», австрийское Центральное бюро охраны памятников, занимавшееся инвентаризацией культурного наследия, утратило юридическую основу. Однако Поссе, заинтересованный в сохранении команды преданных ему людей, работавших в интересах «Особой миссии Линц», сумел добиться переподчинения этой структуры имперскому министерству науки, культуры и народного образования и переименования ее в 1940 г. в Институт культурного наследия. В задачи Института входили инвентаризация, оценка и обеспечение сохранности конфискованных сокровищ культуры, а также отбор произведений искусства для «Особой миссии Линц». Институт возглавил давний партнер Поссе Г. Зайберль23.
23. Герберт Зайберль (1905-1952) - австрийский искусствовед, реставратор, юрист и специалист по охране памятников культуры; с 1933 г. член партии австрийских нацистов. Принимал активное участие в регистрации и оценке конфискованных у евреев и «врагов нации» коллекций. После 1945 г. был уволен с государственной службы и основал в Бад Аусзее собственную реставрационную мастерскую.
16 С «Особой миссией Линц» постоянно сотрудничали музейные работники Баварских государственных собраний картин, в частности генеральный директор Э. Бухнер24, эксперт оружейного собрания Музея истории искусств в Вене Л. Рупрехт25, директор этого музея и специалист по нумизматике Ф. Дворжак26 и многие другие искусствоведы.
24. Эрнст Бухнер (1892-1962) - сын художника и по образованию историк искусства; с 1932 г. директор Баварских государственных собраний картин, с мая 1933 г. член НСДАП. Вывез в Германию из Бельгии знаменитый Гентский алтарь XV в., после войны оправдывая это деяние необходимостью уберечь его от военных действий. После прохождения денацификации с 1 апреля 1953 г. Бухнер вновь занял пост директора.

25. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 32, 33.

26. Фриц Дворжак (1890-1974) - директор венского Музея истории искусств с марта 1938 по апрель 1945 гг. Занимался инвентаризацией изъятых художественных собраний австрийских Ротшильдов. Член Комитета по возвращению немецких культурных сокровищ, вывезенных во Францию после 1794 г. в период наполеоновских войн. После Второй мировой войны был уволен с должности, но в 1947 г. возглавил отдел культуры и архивного дела в администрации своего родного города Кремс, в котором лишь несколько лет назад нацисты при его участии ликвидировали монастырь бенедиктинцев и конфисковали его культурные ценности.
17 Проект здания «музея фюрера» в Линце по эскизам Гитлера сначала разрабатывался амбициозным молодым архитектором Альбертом Шпеером, входившим в круг нацистской элиты и позднее ставшим министром вооружений и военной промышленности Третьего рейха. В 1939 г. разработку проекта продолжил архитектор из Мюнхена Р. Фик27, а с 1943 г. его вновь сообща курировали Гитлер и Шпеер. Будущий музей должен был располагаться на Оперной площади Линца вдоль берега Дуная; фронтон музея украшала 128-метровая колоннада.
27. Родерик Фик (1886-1955) - профессор Высшей технической школы в Мюнхене; представлял консервативно-региональную школу в баварской архитектуре. Один из любимых архитекторов Гитлера, руководил проектно-строительными работами в его резиденции Бергхоф в Оберзальцберге. В 1949 г. отправлен на пенсию.
18 Вслед за аншлюсом Австрии быстрое наступление вермахта на Западе в мае – июне 1940 г. открыло функционерам «Особой миссии Линц» широкий доступ к французским, нидерландским, бельгийским и другим художественным собраниям и рынкам предметов искусства и антиквариата. В Париже, Риме, Брюсселе, Копенгагене и других городах были открыты специальные «особые счета» миссии, которые использовались в ходе совершения сделок28. При этом негласное табу было наложено на собрания всемирно известных музеев, например, Лувра, которые оставались нетронутыми. В поле зрения функционеров «Особой миссии Линц» попало большое количество первоклассных произведений искусства, изъятых у частных владельцев. Художественные ценности, которые по каким-либо причинам не принимались в коллекцию будущего музея, направлялись в другие учреждения Третьего рейха. При этом, судя по содержанию служебной переписки, эмиссары музея, за исключением Эрхарда Гёпеля29, избегали напрямую взаимодействовать с германскими военными властями, гестапо, СС, другими силовыми структурами, которые непосредственно занимались изъятием ценностей в оккупированных странах. Постоянными посредниками в этих операциях выступали Бюро Каэтана Мюльмана30 и Оперативный штаб рейхсляйтера Альфреда Розенберга31.
28. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 37, 38, 39; Оп. 3. Д. 18, 19.

29. Эрхард Гёпель (1906-1966) – немецкий искусствовед, один из ведущих сотрудников «Особой миссии Линц» и переводчик Оперативного штаба Розенберга. Помогал немецкому художнику еврейского происхождения Максу Бекману в продаже картин; после войны писал о нем книги. Избежал преследований и получил известность как критик-искусствовед. О его работе в составе «Особой миссии Линц» см.: РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 39. Л. 49, 58-59; Д. 43; Оп. 3. Д. 18, 19.

30. Каэтан Мюльман (1898-1958) - австрийский искусствовед, член НСДАП и СС, статс-секретарь по вопросам искусства, с 1939 г. – специальный уполномоченный по вопросам «охраны» памятников культуры на оккупированных территориях. С 1940 г. – сотрудник рейхскомиссариата «Нидерланды», руководил деятельностью «Бюро Мюльмана» в Гааге. В 1944 г. перевел Бюро в Вену. Тесно взаимодействовал с «Особой миссией Линц». После войны из-за претензий со стороны австрийской юстиции переехал в Западную Германию и торговал предметами искусства в Баварии. О деятельности Мюльмана см.: РГВА. Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 18.

31. Оперативный штаб рейхсляйтера Альфреда Розенберга (1893-1946) - специальная структура начальника внешнеполитического управления НСДАП и рейхсминистра восточных территорий. В его составе действовали штабы, которые занимались грабежом и вывозом в Германию культурных ценностей оккупированных территорий.
19 В основе отбора произведений искусства для фондов «Особой миссии Линц» находился расовый аспект. Быть помещенными в «музей фюрера» были достойны преимущественно картины и гравюры немецких, австрийских, голландских и фламандских мастеров, некоторые работы других крупнейших европейских живописцев (в основном из Италии и Франции) XVIII – XIX вв. Судя по представленной Германским историческим музеем онлайн-базе данных32 и хранящимся в РГВА каталогам33, основу собрания составляли произведения «старых мастеров»: Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, Боттичелли, Каналетто, Ватто. Лукас Кранах, Альбрехт Дюрер, Ганс Гольбейн (Младший) и Альбрехт Альтдорфер были ведущими представителями немецкого Ренессанса. Гордился Гитлер и приобретенными картинами австрийца Морица фон Швиндта, исторической живописью немца Ансельма Фейербаха. Искусство Нидерландов XV – XVII вв. было представлено широкой палитрой шедевров: 17 картин Рембрандта (всегда особенно почитавшегося в Германии), 20 – Рубенса, 2 – Вермеера, 12 – Брейгеля-старшего, 9 – Франца Хальса, много было натюрмортов, пейзажей и жанровых сцен «малых голландцев». Из французских художников удостоились быть помещенными в этот музей картины Франсуа Буше, Жана Оноре Фрагонара, Жана-Огюста-Доминика Энгра, Эжена Делакруа, Гюстава Курбе. Однако полностью отсутствовали импрессионисты. Удивительными в этом собрании казались аллегорические фантазии символистов Пюи де Шаванна и Франца фон Штука. Современная немецкая живопись 1920-х годов была представлена только реалистическими и романтическими полотнами, созвучными националистическим идеям «фёлькише». Количественно преобладали немецкие художники XIX в. стиля бидермайер с их камерностью и тщательностью манеры письма. Учитывая личные пожелания Гитлера, были также куплены картины немецких и австрийских живописцев второй половины XIX в. – представителей школ романтизма, неоклассицизма, академизма, например, австрийца Ганса Макарта, чьи работы, как считал фюрер, были сильно недооценены34.
32. URL: >>>> ата обращения: 25.12.2019).

33. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 1, 2, 3, 4, 5, 6.

34. Там же. Оп. 2. Д. 33. Л. 7а-12.
20 Фонды будущего музея в Линце не должны были ограничиваться только живописью, формировались и другие художественные собрания35: пластика и скульптура, фарфор, произведения искусства из золота, серебра и полудрагоценных металлов, историческое музейное оружие, предметы интерьера и декоративно-прикладного искусства, нумизматическая коллекция («Монетный кабинет»). Однако приоритет всегда оставался за изобразительным искусством: в кратчайшие сроки должно было быть сформировано художественное собрание, не уступающее, но и превосходящее (прежде всего, по «чистоте расы» авторов произведений) коллекции крупнейших мировых музеев.
35. Там же. Д. 51; Оп. 3. Д. 15, 22.
21 Примечательно, что произведения искусства, относящиеся к культурно-художественному наследию славянских народов (Восточная Европа и Россия), которые, в соответствии с нацистской расовой доктриной относились к «расово неполноценным народам», Гитлером принципиально не собирались. Это не мешало другим нацистским коллекционерам, не столь щепетильным в расовом отношении, но понимавшим ценность шедевров культуры славянских народов, пополнять свои коллекции произведениями мастеров из Восточной Европы.
22 Каждый предмет, предназначенный для музея в Линце, регистрировался, заносился в специальную картотеку, фотографировался, описывался, получал номер и вместе с сопроводительными документами направлялся в хранилище. Окончательное решение по приобретению принимал во многих случаях лично Гитлер по рекомендациям Поссе и Фосса, отвечавших за художественную экспертизу, и аппарата рейхсляйтера Бормана, ведавшего финансовыми и «мировоззренческими» вопросами формирования коллекции. Поссе был частым гостем у фюрера в Мюнхене и в Берлине. В мюнхенской резиденции Гитлера (Фюрербау), находились основные покупки для музея в Линце; в венском Хофбурге и некоторых других хранилищах – конфискованные собрания. Для постоянного контроля Гитлера за процессом пополнения коллекции выпускались «альбомы фюрера», в которых размещалась информация об уже купленных картинах с их репродукциями и сведения о планируемых покупках. Всего было выпущено 32 таких альбома, обтянутых черной кожей; 21 из них является сегодня частью постоянной коллекции Германского исторического музея в Берлине36. Первый альбом был выпущен 31 июля 1940 г. В него были включены 324 картины, 174 из них происходили из собраний, отобранных у австрийских евреев. Картины были репродуцированы в том порядке, в каком их надеялись выставить в залах будущего музея. «Особая миссия Линц», таким образом, не только информировала фюрера о текущем положении дел по проекту, но и осуществляла презентацию своей деятельности. Эти альбомы посылались Гитлеру, как минимум, дважды в год – к Рождеству и дню рождения.
36. Schwarz B. Hitlers Museum. Die Fotoalben Gemäldegalerie Linz.
23 Задачи «Особой миссии Линц» эволюционировали вместе с менявшейся политической и военной обстановкой в Германии и мире. От первоначального замысла создания респектабельного художественного собрания, которого придерживался Поссе, сменивший его Фосс сделал ставку на прямое и циничное распределение уже изъятых, вывезенных с оккупированных территорий и разными путями отобранных у бывших владельцев художественных собраний. Судя по документам, эксперты-искусствоведы и торговцы антиквариатом советовались с Поссе и Фоссом по каждому объекту, который мог представлять интерес для «музея фюрера»37. Экспонаты, не попавшие в фонды «Особой миссии Линц», безвозмездно распределялись по другим государственным музеям Третьего рейха в соответствии с составленными музеями «списками пожеланий»38. Многие произведения искусства покупались для музея в Линце за немалые деньги. Например, за картину Яна Вермеера Делфтского «Мастерская художника» или «Аллегория живописи» ее владельцам, чешским графам Черниным, в октябре 1940 г. было выплачено 1,65 млн рейхсмарок39. В исключительных случаях владельца ценного собрания, выразившего согласие продать свою коллекцию, могли освободить даже из мест интернирования или заключения. Так, в декабре 1940 г. были выпущены из лагеря для интернированных во Франции британский гражданин, режиссёр и теоретик театра Эдвард Гордон Крейг с женой и пятилетней дочерью40. Крейг согласился продать для музея в Линце свою коллекцию театральных костюмов и реквизита. Проблема заключалась в том, что часть коллекции находилась в Италии в разных местах (в Генуе и Флоренции). Дело растянулось на несколько лет. Когда в Италию высадились союзные войска, коллекцию Крейга пришлось эвакуировать из прифронтовой зоны с помощью аппарата высшего руководителя СС и полиции безопасности в Италии обергруппенфюрера Карла Вольфа. Однако по прибытии коллекции в Германию в конце лета 1944 г. оказалось, что значительная часть ящиков содержит не экспонаты, а полное собрание номеров издававшегося Крейгом театрального журнала «Маска» за 1908-1928 гг. Встал вопрос, куда определить эту печатную продукцию, за которую были уплачены немалые деньги. В конечном счете, номера «Маски» осели в библиотеках Мюнхена и Вены.
37. Переписка дирекции Дрезденской государственной картинной галереи о приобретении произведений искусства в Венгрии, Нидерландах, Швеции и Швейцарии. Сентябрь 1941 г. – сентябрь 1943 г. - РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 49. Переписка директора Дрезденской государственной картинной галереи Г. Поссе с министерством иностранных дел Германии по вопросу приобретения предметов искусства за границей. Январь 1942 г. – Там же. Оп. 3. Д. 13. Переписка дирекции Дрезденской государственной картинной галереи с галереей «Санкт-Лукас» в Вене о приобретении картин в Венгрии. Апрель 1942 г. – декабрь 1943 г. – Там же. Оп. 2. Д. 41-42.

38. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 47. Л. 1-4. Предложения по распределению оставшихся предметов из коллекции Оскара Бонди между музеями Брегенца, Граца, Инсбрука, Клагенфурта, Линца, Зальцбурга и Вены. - Там же. Л. 28-30.

39. Petropoulos J. Kunstraub und Sammelwahn. Kunst und Politik im Dritten Reich. Berlin, 1999. S. 234.

40. Занимательной истории продажи Крейгом своей коллекции, освобождению из лагеря и поискам коллекции в Италии посвящено целое архивное дело «Особой миссии Линц». - РГВА. Ф. 1524к. Оп. 3. Д. 10. Л. 1-167.
24 Непосредственную связь с руководством проекта от НСДАП осуществлял Гельмут фон Хуммель41 – специальный референт рейхсляйтера Бормана. Второй руководящей инстанцией был аппарат начальника рейхсканцелярии Ганса Генриха Ламмерса42. Он санкционировал финансирование сделок, связанных с приобретением картин и других произведений искусства для будущего музея. Деньги приходилось запрашивать в министерстве экономики, где рейхсминистр Вальтер Функ как мог, под разными предлогами отбивался от этих затрат, но, в итоге, был вынужден осуществлять переводы в сотни тысяч, а иногда и в миллионы рейхсмарок, оплачивая покупки для Линца43.
41. Гельмут фон Хуммель (1910-2012). Кроме дат очень долгой жизни, других сведений о нем найти не удалось. В 1945 г. он взял на себя заботу о вдове М. Бормана Герде и их девятерых детях.

42. Ганс Генрих Ламмерс (1879-1962) – статс-секретарь, рейхсминистр без портфеля, обергруппенфюрер СС. Юрист. Член НСДАП с 1932 г. В 1949 г. был приговорен к 20 годам тюремного заключения, но освобожден в декабре 1951 г.

43. Переписка имперского министерства экономики по вопросу выделения валютных средств для закупки произведений искусства за рубежом. - РГВА. Ф. 1458к. Оп. 17. Д. 56.
25 Особенный интерес для Гитлера, а значит и для «Особой миссии Линц», представляли художественные собрания австрийских Ротшильдов (631 предмет значился только в инвентарном списке дворца Луи Ротшильда на Принц-Ойген-штрассе в Вене, 3444 объекта содержала конфискованная коллекция Альфонса Ротшильда), а также собрания Фрица Маннгеймера, Августа Ледерера, братьев Гутманн, Оскара Бонди, Александра Вольфа44. Формы приобретения произведений искусства были различными: от вполне законных сделок, при которых немецкая сторона выплачивала владельцу стоимость того или иного предмета (конечно, для начала поторговавшись), до полной и безвозмездной конфискации «в пользу германского народа и государства». Этой формулировкой пользовались, главным образом, тогда, когда речь шла об «ариизированных» художественных ценностях. Расизм и антисемитизм нацистов, отраженные в используемой ими терминологии - «спасение от евреев», «сохранение произведений искусства, изъятых у врагов народа и рейха», вызывают отвращение и отторжение45. Кроме того, жертвами нацистской «культурной политики» стали многие католические монастыри и другие культовые учреждения, также обладавшие ценнейшими памятниками культуры и искусства46.
44. Там же. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 31, 32, 33, 34, 44, 50; Оп. 3. Д. 9, 13, 14, 17.

45. Там же. Оп. 3. Д. 13. Л. 4, 8, 11; Д. 14; Д. 19. Л. 21-22.

46. Там же. Д. 20.
26 К марту 1941 г. сумма выделенных государством средств на закупки «Особой миссии Линц» достигла 8,5 млн рейхсмарок, в июле 1941 г. – уже 18 млн, к ноябрю 1944 г. – 108 млн47. Ежемесячные расходы «миссии» при Фоссе с ноября 1944 г. в среднем составляли около 6 млн рейхсмарок. Всего же на покупку картин и других экспонатов для музея в Линце было отпущено до 150 млн рейхсмарок. Финансирование проекта шло из особого фонда, находившегося в распоряжении рейхсканцелярии и пополнявшегося, в основном, из двух источников. Во-первых, за счет лицензионного сбора министерства почты за каждую проданную в Германии почтовую марку с изображением Гитлера (с 1937 по 1945 гг. сумма сборов составила 50 млн рейхсмарок). Во-вторых, с помощью ежегодных пожертвований Имперского союза германской промышленности, которые в целом составили почти 300 млн рейхсмарок. Кроме этого, использовались средства государственного фонда, предназначенного «для особых целей», а также отчисления от продажи книги Гитлера «Майн Кампф»48.
47. Schwarz B. Sonderauftrag Linz und „Führermuseum“. S. 130-131.

48. Ibid. S. 131.
27 Служебное рвение сотрудников «Особой миссии Линц» стимулировали не только профессиональный интерес и государственные деньги. Как особо ценные специалисты, функционеры «миссии» могли освобождаться от призыва в вермахт и перспективы попасть на фронт. Например, в феврале 1943 г. бронь от призыва получил директор Института охраны культурного наследия в Вене доктор Зайберль49.
49. РГВА. Ф. 1524к. Оп. 2. Д. 32. Л. 8.
28 После усиления бомбардировок Германии и перелома в ходе войны серьезное внимание немецких инстанций, отвечавших за сохранность экспонатов для «музея фюрера», стало уделяться эвакуации и размещению коллекции в заранее подготовленных местах на подконтрольной Третьему рейху территории. В практическом плане это означало сокрытие ценностей в первую очередь под землей – в шахтах и подземных хранилищах. Поэтому уже с начала 1944 г. сокровища музея в Линце эвакуировались в Верхнюю Австрию и складировались в специально оборудованных соляных шахтах в районе озера Альт-Аусзее50, часть коллекции была размещена в замке Тюрнталь51. Кроме этого, для хранения фондов будущего музея были приспособлены закрытые и ограбленные нацистами бенедиктинское аббатство Кремсмюнстер и монастырь ордена цистерцианцев Хоэнфурт в гау Верхний Дунай. Задачи депонирования и эвакуации потребовали увеличения до 40 человек числа лиц, занимавшихся вопросами музея в Линце. Вместе с уполномоченным «Особой миссии Линц» Фоссом эту работу возглавили Г. Раймер и архитектор Г. Регер52, который заведовал хранением приобретенных для «музея фюрера» экспонатов в резиденции Гитлера в Мюнхене. 13 апреля 1945 г. шахты в Альт-Аусзее посетил Г. фон Хуммель, чтобы лично убедиться в создании надлежащих условий для хранения фондов музея в Линце, хотя всем уже было понятно, что этот музей так и не станет реальностью53. Последние картины для «музея фюрера» были отправлены в Австрию из Саксонии в конце апреля 1945 г., всего за две недели до конца войны.
50. Berg der Schätze. Die dramatische Rettung europäischer Kunst im Altausseer Salzbergwerk / Hg. V. Hofer. Scharnstein, 2006.

51. РГВА. Ф. 1524 к. Оп. 2. Д. 34. Л. 4-7.

52. Schwarz B. Hitlers Museum. Die Fotoalben Gemäldegalerie Linz. S. 18.

53. Kubin E. Sonderauftrag Linz. Die Kunstsammlung Adolf Hitler. Aufbau, Vernichtungsplan, Rettung. Ein Thriller der Kulturgeschichte. Wien, 1989. S. 79.
29 Входы в шахты по распоряжениям из Берлина должны были быть взорваны, но так, чтобы сокровища, находящиеся в них, не были повреждены. В последний момент администрации и работникам соляных шахт Альт-Аусзее удалось предотвратить эти взрывы54. Гитлер до последнего дня жизни цеплялся за идею создания музея в Линце. 29 апреля 1945 г. в политическом завещании он распорядился передать фонды этого музея художественной галерее Линца. Однако это было уже не в его власти.
54. Kramar K. Mission Michelangelo. Wie die Bergleute von Altaussee Hitlers Raubkunst vor der Vernichtung retteten. Wien, 2013.
30 13 мая 1945 г. шахты Альт-Аусзее были взяты под охрану специальным подразделением по охране памятников искусства американской армии. С 17 мая предметы вывозились в Мюнхенский центральный сборный пункт художественных ценностей55. По иронии судьбы, сборный пункт был организован американской военной администрацией в том же здании, где эти ценности хранились до эвакуации – в бывшей резиденции Гитлера и административном здании НСДАП.
55. Munich Central Collecting Point – Мюнхенский центральный пункт сбора художественных ценностей, конфискованных, вывезенных и сменивших владельцев в период национал-социализма из трех западных зон оккупации Германии. Был организован в конце мая 1945 г., действовал до сентября 1948 г.
31 Что касается доктора Фосса, то в первые послевоенные дни 1945 г. он оставался в оккупированном советскими войсками Дрездене и продолжал пребывать в должности директора Дрезденской галереи. Однако, справедливо рассудив, что рано или поздно русские зададут ему вопросы о «музее фюрера» и происхождении многих его экспонатов, он в июле 1945 г. бежал в Висбаден, в американскую зону оккупации, оставив в Дрездене все свое имущество.
32 Тем временем органы внутренних дел СВАГ изъяли в Дрездене 34 картины из собрания Фосса, 4 из которых были куплены для музея в Линце56. СВАГ удалось разыскать и допросить немецких специалистов, имевших непосредственное отношение к «музею фюрера». Был арестован и неоднократно допрошен Г. Раймер57. Были задержаны бывший управляющий делами «Особой миссии Линц» Ф. Видеманн, бывший директор государственных художественных собраний Дрездена В. Бальцер и другие искусствоведы58.
56. РГВА. Ф. 1524 к. Оп. 2. Д. 34. Л. 214-215.

57. Там же. Ф. Р-7317. Оп. 17. Д. 25. Л. 128-133, 134-137, 138-142, 143-149, 150-151, 152-155.

58. Там же. Д. 25. Л. 76-89.
33 Когда стало окончательно понятно, что художественные собрания «музея фюрера» были эвакуированы на запад, и в их составе не было художественных ценностей, принадлежавших СССР, розыск СВАГ по «Особой миссии Линц» был прекращен. Никому из задержанных не было предъявлено никаких обвинений. Как отмечалось в итоговом донесении Управления внутренних дел СВАГ, «по плану Гитлера музей в Линце должен был содержать лишь произведения искусства западноевропейских художников, отдела “Восточной культуры” там, якобы, не было»59.
59. Там же. Л. 72-75.
34 В американской оккупационной зоне Фосс сразу же был арестован военными властями, которые были прекрасно осведомлены о его роли в «Особой миссии Линц». Американцы задавали Фоссу вопросы о его личном участии в оценке и изъятии коллекций у евреев, чем он, будучи членом НСДАП, занимался с партийным рвением еще до того, как возглавил «Особую миссию Линц». С 15 августа по 15 сентября 1945 г. Фосса допрашивали в Альт-Аусзее, но вскоре отпустили без каких-либо последствий. Фосс утверждал, что он лично препятствовал включению конфискованных ценностей в фонды будущего музея в Линце, однако был вынужден подчиняться приказам и распоряжениям Гитлера60. Американские власти не могли это опровергнуть, так как единственно известный в то время комплект фототеки «Особой миссии Линц» попал в распоряжение советских оккупационных властей, а в Мюнхене находился лишь неполный инвентарный каталог, в котором фиксировались только законные сделки по покупке картин в Западной Европе.
60. Schwarz B. Sonderauftrag Linz und „Führermuseum“. S. 132.
35 В течение примерно 10 лет экспонаты несостоявшегося «музея фюрера» последовательно возвращались сначала американскими, а затем западногерманскими властями бывшим владельцам. Юридические трудности при этом состояли в том, что многие из этих людей не желали возвращаться в Австрию или Германию, а вывоз культурных ценностей за пределы стран, в которых они ранее находились, наталкивался на правовые ограничения. Процесс реституции затянулся. Часть произведений искусства для музея в Линце, сделки по которым были признаны юридически законными, были переданы в государственные музеи Австрии и Западной Германии. После 1963 г. оставшиеся экспонаты оказались в распоряжении министерства по вопросам федеральной собственности ФРГ. Некоторые из них (в первую очередь картины) сегодня можно увидеть в немецких государственных учреждениях и посольствах ФРГ.
36 Нацистская «Особая миссия Линц», как и другие планы нацистов, завершилась полным провалом. Что же касается города Линца, то он все-таки получил, к счастью, не от Гитлера, свой прекрасный музей современного искусства, открытый в 2003 г. Он заслуженно стал визитной карточкой этого старинного города на Дунае.

References

1. Berg der Schätze. Die dramatische Rettung europäischer Kunst im Altausseer Salzbergwerk / Hg. V. Hofer. Scharnstein, 2006.

2. Faison S. L. Supplement to Consolidated Interrogation Report № 4. Linz. Hitler’s Museum and Library. 15. January 1946.

3. Frodl-Kraft E. Gefährdetes Erbe. Österreichs Denkmalschutz und Denkmalpflege 1918-1945 im Prisma der Zeitgeschichte. Wien, 1997.

4. Die Tagebücher von Joseph Goebbels. / Hg. E. Fröhlich. T. II. Bd. 6. München, 1996.

5. Iselt K. „Sonderbeauftragter des Führers“: Der Kunsthistoriker und Museumsmann Hermann Voss (1884–1969). Köln – Weimar - Wien, 2010.

6. Keßler H. Karl Haberstock – Umstrittener Kunsthändler und Mäzen. München, 2008.

7. Kramar K. Mission Michelangelo. Wie die Bergleute von Altaussee Hitlers Raubkunst vor der Vernichtung retteten. Wien, 2013.

8. Klee E. Das Kulturlexikon zum Dritten Reich. Wer war was vor und nach 1945. Frankfurt a. M., 2007.

9. Kubin E. Sonderauftrag Linz. Die Kunstsammlung Adolph Hitler. Aufbau, Vernichtungsplan, Rettung. Ein Thriller der Kulturgeschichte. Wien, 1989.

10. Kirchmayr B. Raubkunst im „Heimatgau des Führers“. Aspekte, Zusammenhänge und Folgen von nationalsozialistischer Kulturpolitik und Kunstenteignung im Reichsgau Oberdonau // Kirchmayr B., Buchmayr F., John M. Geraubte Kunst im Oberdonau. Linz, 2007.

11. Löhr H. Ch. Das Braune Haus der Kunst, Hitler und der “Sonderauftrag Linz”. 2. Auflg. Berlin, 2016

12. Lynn H. N. Der Raub der Europa – Das Schicksal europäischer Kunstwerke im Dritten Reich. München, 1995.

13. Petropoulos J. Kunstraub und Sammelwahn. Kunst und Politik im Dritten Reich. Berlin, 1999.

14. Schwarz B. Hitlers Museum. Die Fotoalben Gemäldegalerie Linz. Dokumente zum „Führermuseum“. Wien – Köln - Weimar, 2004.

15. Schwarz B. Hitlers Sonderbeauftragter Hans Posse // Dresdner Hefte, 22. 2004. Heft 77. S. 77-85.

16. Schwarz B. Sonderauftrag Linz und „Führermuseum“ // Raub und Restitution. Kulturgut aus jüdischem Besitz von 1933 bis heute. Begleitbuch zur Ausstellung im Jüdischen Museum Berlin u.a. Göttingen, 2008. S. 127-133.

17. Schwarz B. Hitlers Galerie zwischen Buchdeckeln: Die Fotoalben „Gemäldegalerie Linz“ // Raub und Restitution. Begleitbuch zur Ausstellung im MAK Wien 2008/2009. Wien, 2009. S. 151-155.

18. Schwarz B. Geniewahn. Hitler und die Kunst. Wien, 2009.