A New Study on the History of the Franco-German War of 1870–1871 (A. V. Bodrov, N. A. Vlasov. Iron and Blood. Franco-German War. Saint-Petersburg, 2019)
Table of contents
Share
Metrics
A New Study on the History of the Franco-German War of 1870–1871 (A. V. Bodrov, N. A. Vlasov. Iron and Blood. Franco-German War. Saint-Petersburg, 2019)
Annotation
PII
S013038640012704-2-1
DOI
10.31857/S013038640012704-2
Publication type
Review
Source material for review
А. В. Бодров, Н. А. Власов. ЖЕЛЕЗО И КРОВЬ. ФРАНКО-ГЕРМАНСКАЯ ВОЙНА. СПб.: Евразия, 2019, 544 с.
Status
Published
Authors
Aleksey Ipatov 
Affiliation: Zhukovsky–Gagarin Air Force Academy
Address: Russian Federation, Voronezh
Edition
Pages
210-213
Abstract

            

Received
17.09.2020
Date of publication
07.12.2020
Number of purchasers
8
Views
286
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 С 70-х годов ХХ в. в отечественной историографии не было серьезных исследований эпохи войн за объединение Германии. Франко-прусской (это название превалировало в трудах советского периода), или как ее принято именовать сейчас, Франко-германской войне 1870-1871 гг. посвящены монографии С. В. Оболенской1 и Л. М. Шнеерсона2. Восполнить этот пробел удалось петербургским историкам - кандидатам исторических наук Н. А. Власову и А. В. Бодрову, сфера научных интересов которых затрагивает различные аспекты истории Германии и Франции второй половины XIX в. Благодаря их слаженной профессиональной работе, кропотливому и скрупулезному исследованию источников, тщательному анализу последних достижений германской, французской, отчасти английской и американской историографий удалось создать уникальный труд, существенно расширяющий представления о военных и дипломатических событиях 1870-1871 гг.
1. Оболенская С. В. Франко-прусская война и общественное мнение Германии и России. М., 1977.

2. Шнеерсон Л. М.  Франко-прусская война и Россия. Из истории русско-прусских и русско-французских отношений в 1867-1871 гг. Минск, 1976.
2 Монография включает предисловие, 17 глав, заключение, список источников и литературы. В предисловии авторами выдвигается дискуссионный тезис о том, что на сегодняшний день сражения между германскими государствами во главе с Пруссией и Францией Наполеона III относятся к «забытым конфликтам» (с. 5).
3 Приводя в предисловии высказывание пристально наблюдавшего за ходом конфликта русского писателя И. С. Тургенева о том, что можно найти формулу примирения, которая исключит в будущем возможность возникновения нового столкновения между Францией и Германией (с. 5), авторы подчеркивают, что споры вокруг изучаемой проблемы не утихают по сей день.
4 Предпосылки будущего столкновения между немцами и французами исследователи оправданно находят в эпохе наполеоновских войн, которые наложили негативный отпечаток на восприятие жителями большинства германских государств западных соседей как «исконных» врагов. Последовавшую за этим эпоху до начала 1860-х годов А. В. Бодров и Н. А. Власов обозначили термином «окно возможностей». Ими были детально проанализированы перипетии социально-экономического и политического развития будущих противников в рамках так называемой «пентархии» - участников европейского политического «концерта» Великобритании, России, Франции, Австрии и Пруссии.
5 Можно согласиться с мнением авторов о значительной доли случайности, стечении обстоятельств при объединении германских государств силовым путем под эгидой прусских Гогенцоллернов. Даже «железный канцлер» Отто фон Бисмарк едва ли предполагал, что германский вопрос решится быстро и его итогом будет образование могущественной империи (с. 45). В то же время, едва ли кто-то мог предположить после триумфального для Франции окончания Крымской войны 1853-1856 гг. неудачную внешнеполитическую ситуацию для Парижа в 1860-е годы, апогеем которой стало поражение в Мексике. Наряду с внутренним социально-экономическим кризисом и политическим вакуумом в провинции, понятным становится недовольство, которое испытывали французы в связи с деятельностью Наполеона III на посту императора, нередко ставя под сомнение легитимность его власти.
6 Еще одним дискуссионным вопросом, поставленным авторами, является вопрос, можно ли было избежать вооруженного столкновения между Францией и членами образованного в 1867 г. Северогерманского союза. Самое удивительное при этом, что, возможно сами того не желая, ключевую роль в этой дилемме играли южногерманские государства. Стремление Пруссии включить их в состав создаваемого по «малогерманскому пути» единого немецкого государства наталкивалось на опасения Парижа относительно своего будущего в соседстве с мощной единой Германией. Для Наполеона III любая уступка в германском вопросе, помимо падения международного престижа Франции, ставила под угрозу существование династии (с. 58).
7 Относительно знаменитой «Эмской депеши», отредактированная Бисмарком версия которой, опубликованная в прессе, вызвала шквал негодования в обеих странах, авторы приводят любопытный факт: ее подлинник до сих пор не найден в немецких архивах. Это наталкивает на мысль о ложности утверждений «железного канцлера», в свое время заявившего, что он ничего не добавил в тексте, а лишь сократил его. Однако, как отмечают авторы, большинство современных немецких историков оправдывают объединителя Германии (с. 69). В вопросе об ответственности за начало боевых действий на страницах монографии не дается однозначного ответа, лишь указывается, что прямо обвинить одну из сторон будет чрезмерным упрощением.
8 Ход боевых действий проанализирован авторами скрупулезно, с планами и соотношением сил воюющих сторон, передвижением вражеских армий, подробным описанием сражений и операций. Возможно, более удачным вариантом было бы использование цветных карт, сформированных в отдельном приложении, однако даже черно-белые карты позволяют наглядно представить себе ход разворачивающихся многочисленных битв. Деятельность интендантских служб, положение в тылу, работа по призыву добровольцев, сбор средств для нужд действующей армии, медицинское обеспечение, участь военнопленных, общественное мнение, официальная позиция ведущих держав, переговоры дипломатов и военного командования – вот лишь некоторые аспекты многогранной истории войны, которые изучают Н. А. Власов и А. В. Бодров.
9 Обращают на себя внимание выводы исследователей о том, что даже на последних этапах вооруженной борьбы между французами и немцами, после свержения Наполеона III и провозглашения республики во Франции, исход борьбы не был предопределен. Существующий стереотип о безоговорочном превосходстве германских армий над французскими был развеян приведенными в работе фактами, которые свидетельствуют, что часто победа доставалась немцам за счет многократного численного превосходства, ценой значительных потерь (нередко больших, чем у французов), а также из-за случайного стечения обстоятельств. Более того, нередко французы превосходили немцев, в частности, имели лучшие ружья (системы Шаспо), чаще первоначально занимали выгодное стратегическое положение, которое, впрочем, вследствие неверия в собственные силы и переоценки сил противника, упускали. Преимущество было на стороне Франции и в разведывательных операциях, которые, с точки зрения авторов книги, с обеих сторон были слабо организованы. Это нередко приводило к тому, что перед началом сражения противники не знали реальной численности войск противника, их расположения и предполагаемых маневрах.
10 В военном руководстве Северогерманского союза и южногерманских государств нередко возникали непримиримые разногласия, приводившие к снижению эффективности ведения боевых действий, затягиванию войны, что, в свою очередь, вызывало противоречия между генералом Мольтке и его окружением из Генерального штаба и Бисмарком, имевшим значительное влияние на прусского короля и будущего германского кайзера Вильгельма I. Значимость личности первого германского канцлера настолько велика, что нередко у ученых, изучающих различные аспекты его жизни и деятельности, возникает соблазн свести события, в которых он участвовал, к описанию его роли в них. А. В. Бодрову и Н. А. Власову удалось избежать этого «соблазна», в равной мере уделив внимание и другим историческим личностям: Мольтке, Вильгельму I, Наполеону III, Бенедетти.
11 На страницах книги высказана интересная, но спорная точка зрения о том, что франко-германскую войну стоит рассматривать как тотальную. Данный термин, впервые, как принято считать, введенный в научный оборот известным немецким военачальником Э. Людендорфом, применим, в первую очередь к событиям мировых войн XX столетия. Однако, как подчеркивают авторы, франко-германской войне 1870-1871 гг. были присущи практически все черты тотальной войны, вероятно, поэтому, ими и был выдвинут тезис о целесообразности отнесения данного вооруженного конфликта к категории «тотальной войны».
12 Лейтмотивом исследования А. В. Бодрова и Н. А. Власова выступает мысль о том, что героизм, патриотический подъем, манифестации в поддержку солдат на фронте, некий романтический ореол, радость от побед своих армий – это лишь одна сторона войны. Другая ее сторона – это боль, страдания, тысячи жертв, калек, сирот, голод, нужда, жестокость, одичание. Вновь возникает проблема ответственности государственных деятелей и военачальников за исход и последствия разжигаемых и ведущихся ими войн. В этом контексте можно напомнить афоризм Бисмарка: «Горе тому государственному деятелю, который… не позаботится найти такое основание для войны, которое и после войны еще сохранит свое значение»3. При всех симпатиях и уважении к великому германскому политику, можно задаться вопросом: а сумел ли он и его оппоненты исчерпать все возможные средства для предотвращения войны? Однозначного ответа на этот вопрос нет.
3. Бисмарк О. фон. Мысли и воспоминания: В 3 т. Т. 1. М., 1940. С. 52.
13 В заключении авторы поднимают важный вопрос: как последующее знание приводит к тому, что историки в своих умозрительных построениях искажают принцип историзма и находят необходимые им доказательства в событиях предшествующих эпох, как бы вкрапляя их в уже выстроенную схему. Такой подход приводит к нарушению причинно-следственных связей и, тем самым, часто ведет к неверным выводам. Можно согласиться с тезисом А. В. Бодрова и Н. А. Власова о неготовности как германского, так и французского общества к длительной и всеобъемлющей войне (с. 520).
14 Можно согласиться и с предположением авторов, что приближающийся 150-летний юбилей начала франко-германской войны вызовет всплеск исследовательского интереса к событиям, оказавшим значительное, хотя и зачастую недооцененное, влияние на ход европейской истории.

References

1. Bismark O. fon. Mysli i vospominaniya: V 3 t. T. 1. M., 1940.

2. Obolenskaya S. V. Franko-prusskaya vojna i obschestvennoe mnenie Germanii i Rossii. M., 1977.

3. Shneerson L. M. Franko-prusskaya vojna i Rossiya. Iz istorii russko-prusskikh i russko-frantsuzskikh otnoshenij v 1867-1871 gg. Minsk, 1976.