A.A. Savinsky – the Representative of Russia at the Opium Conference in the Hague, Netherlands 1911–1912
Table of contents
Share
Metrics
A.A. Savinsky – the Representative of Russia at the Opium Conference in the Hague, Netherlands 1911–1912
Annotation
PII
S013038640014268-2-1
DOI
10.31857/S013038640014268-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Anton Loshakov 
Affiliation: Historical and Art Museum "New Jerusalem"
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
53-59
Abstract

The article for the first time highlights Russia's participation in the First International Opium Conference of 1911 in The Hague, Netherlands. The objective of the Conference was to develop international standards for controlling the circulation of opium, morphine, and cocaine. As a result of the Conference, on January 23, 1912, the International Opium Convention was adopted, signed by representatives of 12 countries, including Russia, which laid the foundation for international regulation of the circulation of narcotic drugs. The central place in the study is given to the head of the Russian delegation, Alexander Savinsky, an experienced and outstanding diplomat who served as Director of the Chancellery of the Minister of Foreign Affairs for several years. For the first time, relying on archival sources, his biography and the stages of his career as a diplomat are traced. The paper shows that Russia's participation in the Opium Conference was due to both prestige considerations and a desire to demonstrate solidarity with its European allies, as well as an understanding of the potential threat of the uncontrolled spread of drugs. A.A. Savinsky, along with his colleagues, immediately became actively involved in the work of the Conference. Per the instructions received from the Ministry of Foreign Affairs, the Russian delegation refrained from submitting concrete proposals for consideration of the Conference, limiting itself to supporting the initiatives of the delegations of Great Britain, France, and the USA. As it is shown in the article, this tactic was determined the fact that drug trafficking was not an immediate problem for the Russian Empire at that time, and as A.A. Savinsky showed in his speech at the Conference, the Russian authorities were quite successful in fighting against illegal distribution of drugs. The article is based on the documentary materials from the Archive of the Foreign Policy of the Russian Empire introduced into academic circulation for the first time.

Keywords
Alexander Alexandrovich Savinsky, International Opium Conference, International Opium Convention, The Hague, International Relations, Russian Foreign Policy, Fighting against drug distribution, Drug Contro
Received
02.02.2021
Date of publication
21.04.2021
Number of purchasers
3
Views
70
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
920 RUB / 16.0 SU
All issues for 2021
4224 RUB / 84.0 SU
1 В 2022 г. исполнится 110 лет Международной опиумной конвенции. Документ, положивший начало международному контролю за оборотом наркотиков и борьбе с их распространением, был подписан в Гааге 23 января 1912 г. Международная опиумная конвенция и международная конференция, предшествовавшая ее принятию, не нашли отражения в отечественной историографии. Все упоминания Международной опиумной конференции и принятой по ее итогам конвенции в русскоязычных источниках ограничиваются литературой по криминологии и уголовному праву1. Тем не менее это событие заслуживает внимания отечественной исторической науки, потому что российская делегация приняла активное участие в работе конференции и подпись представителя России стоит под принятым на конференции текстом конвенции.
1. Кромова А.Я. Контрабанда наркотиков (статья 229.1 УК РФ). М., 2014. С. 9; Косевич Н.Р. Международно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ // Актуальные проблемы уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права. Научные труды кафедры уголовного права. 2017. Вып. 6. М., 2017. С. 74.
2 Делегацию Российской империи на конференции возглавил Александр Александрович Савинский, директор канцелярии министерства иностранных дел и церемониймейстер Двора Его Императорского Величества. А.А. Савинский, незаурядный сановник, в свое время имевший большое влияние в придворных и дипломатических кругах, сейчас мало известен даже профессиональным историкам. Он родился в 1868 г. в Ковно в семье почетного мирового судьи Ковенского округа, предводителя дворянства Ковенской губернии, председателя и попечителя нескольких благотворительных обществ Александра Анастасьевича Савинского2. Александр Александрович окончил ковенскую классическую гимназию и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. С юности он проявлял большой интерес к путешествиям, истории и культуре разных стран. Будучи студентом, Савинский летом 1889 г. совершил большое путешествие по Европе, побывав в Германии, Швейцарии, Италии и Франции. В личном фонде А.А. Савинского в Архиве внешней политики Российской империи сохранились его письма из Европы родителям, где он живо, со множеством интересных подробностей и деталей описывает посещение Лувра, оперы и Всемирной выставки в Париже, античные памятники и красоты природы Италии, деревушки в швейцарских Альпах, чистые, уютные города и готические соборы Германии3. В последующие годы А.А. Савинский демонстрировал глубокие знания истории и культуры. На службу в МИД Савинский поступил в 1891 г. Быстрый карьерный рост Савинского начался в 1896 г., тогда он становится третьим секретарем канцелярии министерства, а на следующий год – вторым секретарем. С приходом на должность министра иностранных дел В.Н. Ламздорфа, ценившего профессиональные качества Савинского, последний становится первым секретарем канцелярии и чиновником особых поручений при министре. Наконец, в 1905 г. Савинский занимает пост директора канцелярии МИД4. За время службы в министерстве А.А. Савинский в 1894–1895 гг. в качестве курьера дипломатической почты объездил все европейские столицы от Вены до Мадрида5. Именно его В.Н. Ламздорф взял в сопровождающие в 1901 г. при посещении императором Николаем II и императрицей Александрой Фёдоровнной Дании, Германии и Франции6. В 1902–1903 гг. Савинский принимал участие в подготовке и проведении переговоров Ламздорфа в Белграде, Софии и Вене по вопросам прекращения беспорядков в Македонии и проведения там реформ в интересах христианского населения, непосредственно участвовал в разработке и согласовании пунктов Мюрцштегской программы7. В 1903 и 1904 гг. Савинский направлялся с дипломатическими поручениями в Италию. Его таланты переговорщика способствовали сближению России с этой страной и постепенному отдалению Италии от Германии и Австро-Венгрии8. В период русско-японской войны именно Савинскому были поручены переговоры во Франции по поводу займа для России во французских банках. Не менее ответственной задачей было убедить Париж в том, что Россия, несмотря на все трудности, остается преданной союзницей Франции и готова к выполнению взятых на себя обязательств9. В 1909 г. Савинский новым министром иностранных дел А.П. Извольским был включен в делегацию, сопровождавшую Николая II в Швецию, Францию, Данию и Италию. В Италии Савинский участвовал в проведении встречи российского императора с королем Виктором-Эммануилом в местечке Раккониги, закрепившей ранее достигнутые успехи в сближении России и Италии10.
2. Архив внешней политики Российской империи (далее – АВПРИ). Ф. 340. Личный архив А.А. Савинского. Оп. 706. Д. 52. Л. 110.

3. Там же. Д. 38. Л. 3–50об.

4. Там же. Д. 52. Л. 25.

5. Там же. Д. 38. Л. 135–138; 237–297.

6. Savinsky A. Recollections of a Russian diplomat. London, 1927. P. 18–24

7. Ibid. P. 28–59.

8. Ibid. P. 25; 87–89.

9. Ibid. P. 86–87.

10. Ibid. P. 168–170.
3 Сменивший в конце 1910 г. А.П. Извольского на посту министра иностранных дел С.Д. Сазонов сначала предложил Савинскому место посланника в Лиссабоне, освободившееся в связи со смертью предыдущего посланника А.И. Кояндера. Но посланник в Стокгольме К.М. Нарышкин, уставший от северного климата, договорился с А.А. Савинским об обмене вакансиями. Теперь Савинскому предстояло отправиться в Швецию, но это назначение было отложено в связи с болезнью министра иностранных дел. Решив с пользой провести освободившееся время, Савинский предпринял путешествие на автомобиле по России и Европе11. Находясь в Париже, Савинский получил телеграмму из МИД, датированную 11 ноября за подписью товарища министра А.А. Нератова. В документе, в частности, говорилось: «Вследствие выраженного Вашим Превосходительством согласия (телеграмма гофмейстера Извольского от 5 ноября № 173), я не преминул войти с верноподданнейшим докладом о назначении Вас русским уполномоченным на Международной конференции для борьбы с курением опиума, созываемой по почину правительства Северо-Американских Соединенных Штатов в Гааге, 1/14 декабря (исправлено на 18 ноября – 1 декабря) с. г. В помощь Вам, в качестве технического делегата, назначен от министерства внутренних дел почётный лейб-медик Двора Его Императорского Величества Т.С. (тайный советник. – А.Л.) Шапиров, который и ознакомит Вас со специальной стороной настоящего вопроса. Равным образом и пребывающий в Париже Т.С. (тайный советник. – А.Л.) Вексель, принимавший участие в суждениях медицинского совета по сему предмету, конечно, не откажется поделиться с Вами имеющимися в его распоряжении данными. Со своей стороны, считаю долгом препроводить при сем, по прилагаемой описи, некоторые документы, касающиеся цели настоящей конференции в связи с результатами работ международной подготовительной комиссии в Шанхае»12. Предложение принять участие в конференции А.А. Савинского заинтересовало, так как ему впервые предоставлялось роль руководителя делегации в столь представительном международном мероприятии. В период работы конференции все дни недели, кроме субботы, были заняты пленарными заседаниями, либо выработкой отдельных положений будущей конвенции в комиссиях. Как отмечает в воспоминаниях Савинский, заседания никогда не были очень длинными, поэтому утром и вечером у него оставалось время, чтобы посетить все достопримечательности Гааги и пополнить свою коллекцию редкостями из местных антикварных магазинов13. Кроме заседаний участников конференции ждали прием у королевы Нидерландов Вильгельмины и торжественный банкет, устроенный руководителем голландской делегации господином Крамером14.
11. Ibid. P. 176.

12. АВПРИ. Ф. 340. Личный архив А.А. Савинского. Оп. 706. Д. 75. Л. 22–22об.

13. Savinsky A. Op. cit. P. 177.

14. Ibidem.
4 У России не было определенных интересов на конференции, так как в стране производилось очень мало опийного мака и проблема наркомании не входила, по мнению российских властей, в число приоритетных. Инструкции, полученные членами российской делегации на конференции, сводились к поддержанию предложений Великобритании, Франции и США, выступавших в роли инициаторов предложений, вынесенных на обсуждение конференцией15. В личном фонде А.А. Савинского в АВПРИ сохранился напечатанный типографским способом стенографический отчет заседаний конференции на французском языке, в нем содержится выступление руководителя российской делегации на конференции В нем Савинский отметил, что кокаин и морфин в России не производятся, а продажа и использование этих наркотиков ограничены специальным законом и находятся под строгим контролем. Продажа этих веществ осуществляется только через аптеки. По словам Савинского, случаи злоупотребления наркотическими веществами, которые являлись бы результатом нелегальной продажи, в Российской империи не зафиксированы16. Исходя из этого, российская делегация заявила о готовности присоединиться к мерам, имеющим целью регламентацию импорта морфина и кокаина, но, это было особо подчеркнуто, не их продажи в аптеках17. Далее Савинский заявил, что российское правительство, которое он представляет на конференции, имеет самое искреннее желание и считает своим долгом содействовать усилиям ведущих мировых держав в борьбе со злом наркомании и нелегального распространения наркотиков18. Вслед за этим дипломат перешел к перечислению мер, которые были предприняты за последнее время российскими властями для борьбы с нелегальным распространением наркотиков. В частности он сообщил, что в России в 1910 г. был утверждён новый таможенный устав, содержащий статью № 943, которая запрещает ввоз опиума в Китай (наряду с порохом, огнестрельным оружием и солью – А.Л.)19. Затем Савинский перешел к рассказу о работе специальной медицинской комиссии, созданной при военном министерстве для изучения возможного применения опиума в войсках, расквартированных на Дальнем Востоке. Как российский дипломат сообщил участникам конференции, медицинская комиссия констатировала большую опасность использования опиума для психики и интеллекта человека и отметила, что привыкание к опиуму только прогрессирует и неизбежно ведет к гибели. В связи с этим медицинская комиссия признала ввоз и свободную циркуляцию опиума медико-санитарной угрозой государству20. В выступлении перед членами делегаций Савинский признал, что власти Российской империи не располагали точными статистическими данными о масштабах употребления опиума, но отметил, что ни в Центральной Азии, ни на Дальнем Востоке количество наркоманов не очень велико. Например, во Владивостоке, по его словам, опиум курили только китайцы, а среди русских наркоманы отсутствовали21. Рисуя в целом благополучную картину в сфере борьбы с наркотической угрозой, Савинский указал на впечатляющие масштабы проведенной российскими властями работы: по указанию Приамурского генерал-губернатора во Владивостоке удалось выявить и закрыть все подпольные опиумные курильни; в ходе борьбы с контрабандой наркотиков в 1909 г. российскими таможенниками и полицейскими было произведено 391 задержание преступников, у которых изъято 6850 кг опиума, а в 1910 г. 537 задержаний принесли улов в 3116 кг опиума22.
15. Ibid. P. 178.

16. АВПРИ. Ф. 340. Личный архив А.А. Савинского. Оп. 706. Д. 75. Л. 42об.

17. Там же.

18. Там же. Л. 43.

19. Свод Законов Российской империи Т.VI. Устав Таможенный. СПб., 1910. С. 85.

20. АВПРИ. Ф. 340. Личный архив А.А. Савинского. Оп. 706. Д. 75. Л. 43.

21. Там же. Л. 43–43об.

22. Там же. Л. 43об.
5 Как сообщает в мемуарах А.А. Савинский, американская делегация проявляла наибольшую активность на конференции, вносила различные предложения и инициировала дополнительные обсуждения уже рассмотренных вопросов. В итоге конференция затянулась до конца декабря, когда было принято решение разъехаться на Рождество и вновь собраться уже в январе. На время праздников Савинский вернулся из Гааги в Петербург через Стокгольм. В январе он вновь прибыл в Гаагу раньше многих других делегатов, так как являлся членом редакционной комиссии, которая должна была подготовить документы к возобновлению работы конференции23. После праздников конференция продолжалась совсем недолго24. Шла подготовка заключительного документа, который был подписан 23 января 1912 г. представителями 12 стран: Германии, США, Китая, Франции, Великобритании, Италии, Японии, Нидерландов, Персии, Португалии, России и Сиама25. В принятой конвенции указывалось, что использование опиума и кокаина должно быть ограничено медицинским применением. Подписавшие ее страны брали на себя обязанность «постепенно искоренить злоупотребление опиумом, морфином, кокаином, а также препаратами, приготовленными из этих веществ или их производными, которые являются причиной или могут являться причиной подобных злоупотреблений». Некоторые страны, например Сербия и Турция, отказались присоединяться к соглашению, а Германия присоединилась с оговорками, так как немецкие фирмы не желали ограничивать производство кокаина и тем самым уступать этот прибыльный рынок другим странам. Лондонская торговая палата также не желала в полной мере выполнять условия конвенции, если Германия будет свободна от обязательств. В результате была достигнута договоренность, что Гаагская конвенция не вступит в силу, пока ее не ратифицируют 35 государств. Страны – участницы конвенции брали обязательство постепенно запретить курение опиума на своей территории, понемногу сократить импорт наркотика в Китай, чтобы полностью прекратить его к 1917 г., а также запретить международный импорт и экспорт опиума (если не сразу, то как можно скорее)26. На этом работа конференции в Гааге завершилась. Первая мировая война временно отодвинула тему борьбы с наркотиками на второй план, но уже в 1919 г., в соответствии со статьей 295 Версальского мирного договора все договаривающиеся стороны обязались безотлагательно приступить к исполнению условий конвенции и принять соответствующие законодательные акты27.
23. Savinsky A. Op. cit. P.178.

24. Ibidem.

25. Papers relating to the foreign relations of the United States (FRUS) 1912. Washington (DC), 1912. P. 193–195.

26. Дейвенпорт-Хайнс Р. В поисках забвения. Всемирная история наркотиков. 1500–2000. М., 2004. С. 113.

27. Там же. С. 123.
6 Исходя из изученного документального материала, можно говорить о том, что участие России в работе опиумной конференции было обусловлено в большей степени соображениями престижа и стремлением продемонстрировать солидарность со своими европейскими союзниками, но также и пониманием потенциальной угрозы неконтролируемого распространения наркотиков.
7 А.А. Савинский после конференции продолжил дипломатическую карьеру в должности российского посланника в Швеции и прибыл в январе 1912 г. в Стокгольм28. На этой должности он пробыл чуть меньше двух лет. В конце декабря 1913 г. он вернулся в Санкт-Петербург29, где получил инструкции для должности посланника в Болгарии и немедленно отправился в Софию, куда прибыл 14(27) января 1914 г.30 А.А. Савинский возглавлял российское посольство в Софии до момента официального разрыва дипломатических отношений в связи с вступлением Болгарии в Первую мировую войну на стороне Германии и ее союзников. Сотрудники российского посольства покинули Софию 24 сентября (7 октября) 1915 г.31 Когда разразилась Октябрьская революция 1917 г., А.А. Савинский находился в Кисловодске. В период Гражданской войны он являлся представителем Добровольческой армии при штаб-квартире Британской армии в Закавказье32. В начале 1920 г. А.А. Савинский эмигрировал в Великобританию, где и умер в 1931 г.
28. Savinsky A. Op. cit. P.179.

29. Ibid. P. 196.

30. Ibid. P.201.

31. Ibid. P.302.

32. Ibid. P.315–316.

References

1. Deivenport-Khains R. V poiskakh zabveniia. Vsemirnaia istoriia narkotikov. 1500–2000 [In Search of Oblivion: A World History of Drugs. 1500–2000]. Moskva, 2004. (In Russ.)

2. Kosevich N.R. Mezhdunarodno-pravovaia bor'ba s nezakonnym oborotom narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv [International legal struggle against illicit trafficking in narcotic drugs and psychotropic substances] // Aktual'nye problemy ugolovnogo prava, kriminologii i ugolovno-ispolnitel'nogo prava: Nauchnye trudy kafedry ugolovnogo prava [Actual problems of criminal law, criminology and criminal enforcement law. Scientific works of the Department of Criminal Law]. Vyp. 6. 2017. Moskva, 2017. Р. 69–98. (In Russ.)

3. Kromova A.Ia. Kontrabanda narkotikov (stat'ia 229.1 UK RF) / Pod red. S.M. Kochoi [Drug smuggling (Article 229.1 of the Criminal Code of the Russian Federation) / Ed. S.M. Kochoi]. Moskva, 2014. (In Russ.)

4. Svod Zakonov Rossiiskoi imperii. T. VI. Ustav Tamozhennyi [The code of Laws of the Russian Empire. Vol. VI. Charter of Customs]. Sankt-Peterburg, 1910. (In Russ.)

5. Papers relating to the foreign relations of the United States (FRUS) 1912. Washington (DC), 1912.

6. Savinsky A. Recollections of a Russian diplomat. London, 1927.