Academic Conference “European Diplomats of Modernity: Destiny and Career”
Table of contents
Share
Metrics
Academic Conference “European Diplomats of Modernity: Destiny and Career”
Annotation
PII
S013038640014294-1-1
DOI
10.31857/S013038640014294-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Maria Petrova 
Affiliation: Institute of World History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Aleksandra Khorosheva
Affiliation: Institute of World History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
219-221
Abstract

           

Received
11.02.2021
Date of publication
21.04.2021
Number of purchasers
3
Views
49
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
920 RUB / 16.0 SU
All issues for 2021
4224 RUB / 84.0 SU
1 26–27 ноября 2020 г. в Институте всеобщей истории (ИВИ) РАН в режиме онлайн прошла научная конференция «Европейские дипломаты Нового времени: судьба и карьера», организованная Центром по изучению XIX в. Отдела новой и новейшей истории. Актуальность ее проведения во многом объяснялась всплеском интереса в последние годы в европейской историографии к истории международных отношений и дипломатии этой эпохи1. Теперь исследователи обратили внимание на тех, кто раньше оставался в тени: разного рода агентов, официальных и тайных, которые вели политические и торговые переговоры, выступали в качестве посредников в сфере культуры. Наибольший вклад в развитие международных контактов вносили сотрудники внешнеполитических ведомств, аккредитованные за рубежом в качестве дипломатических представителей. Их деятельность сложно оценивать, если не учитывая происхождение, уровень образования, личные склонности и круг общения.
1. См., напр.: Anderson M.S. The Rise of Modern Diplomacy 1450–1919. London – New York, 1993; Paulmann J. Internationaler Vergleich und interkultureller Transfer. Zwei Forschungsansätze zur europäischen Geschichte des 18. Bis 20. Jahrhunderts // Historische Zeitschrift. Bd. 267. 1998. S. 649–685; Lehmkuhl U. Diplomatiegeschichte als internationale Kulturgeschichte: Theoretische Ansätze und empirische Forschung zwischen Historischer Kulturwissenschaft und Soziologischen Institutionalismus // Geschichte und Gesellschaft. Zeitschrift für Historische Sozialwissenschaft. Bd. 21. 2001. Heft. 3. S. 394–423; Akteure der Außenbeziehungen Netzwerke und Interkulturalität im historischen Wandel / Hg. H. von Thiessen, Ch. Windler. Köln, 2010; Practices of Diplomacy in the Early Modern World c. 1410–1800 / Eds. T.A. Sowerby, J. Hennings. London, 2017.
2 Целью конференции было через биографии этих людей рассмотреть ряд вопросов, связанных с профессионализацией дипломатической службы и формированием международно-правового статуса дипломатических представителей. Доклады основывались главным образом на малоизвестных или впервые вводимых в научный оборот материалах Российского государственного архива древних актов и Архива внешней политики Российской империи.
3 Первая секция конференции была посвящена организации дипломатической службы в России и Европе в раннее Новое время. В докладе к.и.н. В.А. Ведюшкина (ИВИ РАН) рассматривались взаимодействие Посольского приказа с дипломатами на материалах посольства стольника П.И. Потемкина в Испанию в 1667–1668 гг., отправленного для установления дипломатических и торговых отношений с этой страной. Особенностям французской дипломатической службы при Людовике XVI, а именно организационной структуре Государственного секретариата иностранных дел Франции в конце XVIII в., было посвящено выступление к.и.н. Л.А. Пименовой (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, МГУ), основанное на подробном изучении записки П.-М. Эннена – главы одной из дирекций Секретариата. К.и.н. М.А. Петрова (ИВИ РАН) показала на примере биографий российских дипломатов И.М. Симолина и П.А. Левашева, какие способы построения карьеры одобрялись или порицались руководством Коллегии иностранных дел во второй половине XVIII в. и на каких принципах основывалась кадровая политика ведомства. В заключительном докладе секции д.и.н. А.В. Ревякин (Московский государственный институт международных отношений (Университет), анализируя известные сочинения об искусстве переговоров (Руссо де Шамуа, Франсуа де Кальера, аббата Мабли, Антуана Пеке), размышлял о том, как менялись представления об идеальном дипломате и принципах его воспитания в конце XVII – первой половине XVIII в., а также почему эти сочинения оказались востребованы после Первой мировой войны и получили вторую жизнь благодаря работам Жюля Камбона и Гарольда Никольсона.
4 Героями второй секции конференции стали иностранцы на российской дипломатической службе. К.и.н. М.Ю. Анисимов (Институт российской истории (ИРИ) РАН) рассказал о перипетиях карьеры уроженца Вюртемберга Генриха Гросса, начинавшего свой путь секретарем выдающегося дипломата и поэта Антиоха Кантемира и представлявшего интересы России во Франции, Пруссии, Речи Посполитой, Республике Соединенных провинций и Великобритании. В докладе к.и.н. А.А. Митрофанова (ИВИ РАН) анализировалась деятельность известного публициста, эмигранта-роялиста Э.А. де Лоне графа д’Антрэга, прикомандированного к российской миссии в Венеции в качестве атташе французского короля Людовика XVIII в 1795–1797 гг. и отправлявшего в Петербург любопытные донесения о французских планах в Италии. Д.и.н. Н.П. Таньшина (Российская академия народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ) попыталась разобраться в причинах непопулярности российского министра иностранных дел К.В. Нессельроде, из рода графов Берг, в исторической памяти и историографии на основе таких критериев, как его внешность, происхождение, выбор жены, политические взгляды, досуг, роль в формулировании и отстаивании национальных интересов России.
5 Одной из важнейших проблем в истории международных отношений традиционно является Восточный вопрос, поэтому в третью секцию были объединены доклады о деятельности российских дипломатов на Востоке. Доклад д.и.н. Е.П. Кудрявцевой (ИРИ РАН) был посвящен пребыванию в Османской империи российского дипломата А.П. Бутенева, его роли в решении важнейших внешнеполитических вопросов (сербского и греческого), в том числе в подписании выгодного для России Ункяр-Искелесийского договора, закрывшего Дарданеллы для прохода иностранных судов. К.и.н. Т.В. Котюкова (ИВИ РАН) представила малоисследованный в историографии сюжет об организации отдельного подразделения Министерства иностранных дел – Русского Императорского политического агентства в Бухарском эмирате, являвшегося своего рода модератором российской политики за пределами русского Туркестана с 1886 по 1920 г. Кадровый состав российской миссии в Каджарском Иране в конце XIX – начале XX в. рассматривался в докладе к.и.н. А.Б. Ларина (ИВИ РАН), осветившего трудности, с которыми дипломаты сталкивались на службе и в повседневной жизни, причем в отличие от своих коллег в Бухаре они жаловались на скуку.
6 В докладах четвертой секции «Взгляд изнутри: дипломаты в европейских столицах», среди прочего, анализировались их впечатления от пребывания за рубежом. В докладе д.и.н. Г.А. Шатохиной-Мордвинцевой (ИВИ РАН) представлены ранее неизвестные факты о деятельности графа А.Г. Головкина, в 1731–1760 гг. посланника в Республике Соединенных провинций. Столь долгое пребывание в Гааге и женитьба на саксонской графине Катарине фон Дона, состоявшей в родстве со статхаудером Вильгельмом IV Оранским, позволило российскому дипломату войти в круг политической элиты Нидерландов. Д.и.н. О.В. Хаванова (Институт славяноведения РАН) реконструировала некоторые детали биографии австрийского посла в России в 1753–1761 гг. графа Николауса Эстерхази, установила круг его покровителей, недоброжелателей и информантов при союзном петербургском дворе. В докладе д.и.н. А.С. Намазовой (ИВИ РАН) рассмотрена деятельность посланника в Бельгии в 1859–1869 гг. графа Н.А. Орлова, назначенного в сложный для России период после поражения в Крымской войне в качестве наблюдателя за общеевропейской ситуацией и приложившего немало усилий для поддержания российских внешнеполитических интересов на международной арене. К.и.н. А.Г. Матвеева (ИВИ РАН) рассматривала проблематику депеш российских послов в Берлине в 1890–1897 гг. графа П.А. Шувалова, князя А.Б. Лобанова-Ростовского и графа Н.Д. Остен-Сакена, посвященных внутренней политике Германии. Дипломаты подробно писали о разработке социального законодательства, подъеме социал-демократии, специфике парламентского правления и взаимодействия рейхстага с монархом.
7 Заключительная секция докладов была объединена общей проблематикой, связанной с особенностями дипломатической службы в эпоху потрясений. Героем доклада к.и.н. А.В. Лазаревой (МГУ) стал Мартин Опиц, крупнейший немецкий поэт-кальвинист эпохи Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.), который был дипломатическим агентом сначала протестантских князей Легницких и Бригских, затем главного контрреформатора Силезии герцога Карла Ганнибала цу Дона, а впоследствии вернулся на службу Легницкому дому. К.и.н. Е.В. Котова (ИВИ РАН) показала трудности, выпавшие на долю посланника по особым поручениям, затем посланника в Австрии А.М. Горчакова на Венских конференциях 1854–1855 гг., призванных наметить условия мирного договора по итогам Крымской войны, но не достигших цели.
8 В докладе Л.А. Садовой (ИВИ РАН) речь шла о малоизвестном аспекте деятельности Фритьофа Нансена – его тайной дипломатической миссии в Лондоне, которая стала частью пропагандисткой кампании в пользу обретения Норвегией независимости в 1905 г. в целях оказать влияние на общественно-политические круги Великобритании. В докладе к.и.н. Б.С. Котова (ИВИ РАН), посвященном взглядам первого секретаря российской миссии в Белграде В.Н. Штрандтмана на происхождение Балканских войн 1912–1913 гг., затрагивался вопрос о целях российской политики на Балканах, показаны различия в позициях, которых придерживались сотрудники Министерства иностранных дел по этому вопросу. Проблема адаптации кадровой политики внешнеполитических ведомств к новым условиям на исходе Нового времени была поднята в докладе к.и.н. А.О. Хорошевой (ИВИ РАН). В сообщении о бельгийских дипломатах, находившихся в России в годы Первой мировой войны, анализировались причины замены карьерного дипломата К. де Бюиссрэ в самый разгар политического кризиса в России на политика-социалиста Ж. Дестре, а также характер их деятельности в Петербурге.
9 Каждая секция сопровождалась оживленной дискуссией, в которой помимо докладчиков активное участие принимала секретарь Общества русистов Болгарии д.и.н. Р. Михнева (Софийский университет им. Св. Климента Охридского). В ходе обсуждений рассматривались отдельные аспекты источниковедения истории дипломатии Нового времени, в частности механизмы составления донесений; поставлены проблемы подготовки сотрудников внешнеполитических ведомств, функционирования почтовой и курьерской службы, комплектования штатов миссий и распределения обязанностей между их сотрудниками, назначений на дипломатические посты; анализировались особенности коммуникации дипломатов с руководством, политическими элитами и общественными институтами страны пребывания. Участники конференции выразили надежду, что ее результаты найдут отражение в коллективной монографии.

References

1. Anderson M.S. The Rise of Modern Diplomacy 1450–1919. London – New York, 1993.

2. Paulmann J. Internationaler Vergleich und interkultureller Transfer. Zwei Forschungsansätze zur europäischen Geschichte des 18. Bis 20. Jahrhunderts // Historische Zeitschrift. Bd. 267. 1998. S. 649–685.

3. Lehmkuhl U. Diplomatiegeschichte als internationale Kulturgeschichte: Theoretische Ansätze und empirische Forschung zwischen Historischer Kulturwissenschaft und Soziologischen Institutionalismus // Geschichte und Gesellschaft. Zeitschrift für Historische Sozialwissenschaft. Bd. 21. 2001. Heft. 3. S. 394–423.

4. Akteure der Außenbeziehungen Netzwerke und Interkulturalität im historischen Wandel / Hg. H. von Thiessen, Ch. Windler. Köln, 2010;

5. Practices of Diplomacy in the Early Modern World c. 1410–1800 / Eds. T.A. Sowerby, J. Hennings. London, 2017.