German-Soviet War in Photos of German Soldiers (G.A. Shepelev. War and Occupation. Unknown Photos of Wehrmacht Soldiers from the Occupied Territory of the USSR and the Soviet–German Front. 1941–1945. Moscow, 2021)
Table of contents
Share
QR
Metrics
German-Soviet War in Photos of German Soldiers (G.A. Shepelev. War and Occupation. Unknown Photos of Wehrmacht Soldiers from the Occupied Territory of the USSR and the Soviet–German Front. 1941–1945. Moscow, 2021)
Annotation
PII
S013038640016550-3-1
Publication type
Review
Source material for review
Г.А. Шепелев. ВОЙНА И ОККУПАЦИЯ. НЕИЗВЕСТНЫЕ ФОТОГРАФИИ СОЛДАТ ВЕРМАХТА С ЗАХВАЧЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР И СОВЕТСКО–ГЕРМАНСКОГО ФРОНТА. 1941–1945 гг. М.: Издательский дом «Российское военно-историческое общество», Яуза-каталог, 2021. 192 с.
Status
Published
Authors
Boris Khavkin 
Affiliation: Russian State University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
244-247
Abstract

           

Received
08.04.2021
Date of publication
11.10.2021
Number of purchasers
4
Views
539
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Нацизм в Третьем рейхе держался не только на страхе и насилии, но и на тотальной пропаганде. Причем видное место в пропаганде нацизма занимала фотография: немцы были заядлыми фотографами. Идеологи нацистского режима неоднократно подчеркивали роль «народных фотографов» в создании летописи «государства высшей расы» и «арийского народного сообщества». К началу Второй мировой войны количество компактных фотоаппаратов «Лейка» в Германии достигло 7 млн; многие из них лежали в ранцах солдат вермахта во время «Восточного похода» – так в гитлеровской Германии называлась агрессия против СССР.
2 Покорившие пол-Европы солдаты Гитлера отправлялись в «Восточный поход» как в «туристическое путешествие» или «этнографическую экспедицию», где следовало фотографировать. Фотографам-любителям было запрещено снимать лишь массовые казни и сюжеты, которые могли быть использованы пропагандой противника, но эти запреты не всегда соблюдались. В результате в 1941–1945 гг. солдатами и офицерами вермахта на Восточном фронте были сделаны миллионы фотографий, которые представляют собой важный визуальный источник по истории германо-советской и всей Второй мировой войны.
3 Этот источник обладает огромной разоблачительной силой. «Фотодокумент содержит не текстовую или вербальную, а зрительную или визуальную информацию, и в отличие от текстового документа фотодокумент запоминает всегда некое мгновение действительности», – отмечал российский историк-архивист и источниковед В.П. Козлов1.
1. Козлов В.П. К вопросу об особенностях фотодокументальных источников, их классификации и описания // Технотронные документы в информационном обществе. Сборник научных статей, посвященный памяти заслуженного профессора РГГУ, доктора исторических наук В.М. Магидова / отв. ред. Г.Н. Ланской; сост. М.М. Жукова. М., 2020. С. 19.
4 Оккупанты фотографировали все: от бытовых вещей до самых жестоких расправ. Немецкие историки даже приблизительно не могут оценить, сколько фотографий было сделано и сколько еще находится в частных семейных коллекциях бывших ветеранов вермахта.
5 В 2021 г. Российское военно-историческое общество (РВИО) выпустило в свет фотоальбом председателя Координационного совета российских соотечественников во Франции Г.А. Шепелева «Война и оккупация. Неизвестные фотографии солдат вермахта с захваченной территории СССР и советского-германского фронта». Презентация этого издания прошла в Москве в Еврейском музее и Центре толерантности.
6 Опубликованные фотографии интересны тем, что показывают, как военнослужащие вермахта «видели войну, врагов, население оккупированной страны и различные способы взаимодействия с местными жителями и советскими пленными» (с. 8). На любительских снимках запечатлены разные сюжеты: повседневная жизнь, сцены военного быта, портреты русских крестьян. На фото улыбающиеся немецкие солдаты с девушками соседствуют с разрушенными городами, пылающими селами, издевательствами над евреями и советскими военнопленными.
7 Книга состоит из частных снимков из семейных и «дембельских» фотоальбомов немецких солдат. Уникальность издания заключается не только в переворачивающих сознание фотографиях-открытках ужасов войны, сделанных «на память» себе, друзьям и родным, но и в научных комментариях публикаторов под каждой из них, разъясняющих исторический контекст и дополняющих циничную образность снимков. «Каждая вторая фотография, а может и каждая первая, – либо моральное, либо физическое издевательство над нашими гражданами. Это явственный факт геноцида на нашей территории», – отметил помощник президента РФ, председатель РВИО В.Р. Мединский2.
2. Цит. по: Зуева К. Фотолетопись военных преступлений // Литературная газета, 24.III.2021.
8 Альбом состоит из семи разных по объему разделов, содержащих фотографии, расположенные в хронологическом порядке. Первый раздел называется «Вторжение. Победы вермахта». На приведенных здесь фотографиях – победное наступление вермахта, воинские колонны на марше, немецкая военная техника на фоне деревянных домов с соломенными крышами, подбитые советские автомашины и танки, тела убитых красноармейцев, горящие и разрушенные города и села. Второй раздел назван «Война на уничтожение». Мы видим многочисленных советских военнопленных (среди них есть женщины), избиение евреев, уничтожение деревень и казни жителей в ходе «охоты на партизан». Третий раздел «Война как путешествие и праздник» включает снимки отдыха и досуга оккупантов – чай из самовара, ловля кур, песни под губную гармошку. Четвертый раздел – «Оккупанты и местное население». На фотографиях можно видеть, как одни солдаты кормят детей (с. 109, 110), а другие гонят по дороге перед бронетранспортером женщин в качестве «живого миноискателя» или «живого щита» (с. 122), используют женский и детский труд на хозяйственных работах и применяют суровые наказания за неподчинение оккупантам. Пятый раздел «Провал “блицкрига”. Поражения вермахта», включает фотографии, показывающие отступление вермахта, раненых и погибших немецких солдат и разбитую боевую технику, а также упорное сопротивление советских воинов. Шестой раздел «Вторая мировая война» содержит снимки, сделанные в Польше, Бельгии, Франции. Только на одном из них представлены советские военнопленные (с. 144). Седьмой раздел «Найти человека» включает фотографии с памятниками погибшим советским солдатам, а также портретные снимки, публикация которых, по мнению Г.А. Шепелева, может позволить опознать изображенных на них людей и идентифицировать их личности (с. 159).
9 Научные комментарии раскрывают источниковедческую составляющую публикуемых фотографий, выявляют не всегда очевидные идеологические подтексты визуальной информации.
10 Публикуемый источник показывает, что Третий рейх готовил против СССР не просто агрессию, а «войну мировоззрений»: нацистское мировоззрение должно было победить коммунистическое. Причем нацистское мировоззрение отражал и взгляд на войну через видоискатель немецкого солдатского фотоаппарата.
11 При подготовке нацистской «войны мировоззрений» против Советского Союза имелось в виду нечто большее, чем ее военно-техническое планирование. На совещании командного состава вермахта 30 марта 1941 г. Гитлер не оставил никаких сомнений в том, что речь идет о «борьбе на уничтожение». Военные преступления были запланированы высшим военно-политическим руководством рейха и в ходе «Восточного похода» зафиксированы фотокамерами тех, кто эти преступления совершал.
12 Улыбки оккупантов на фоне казненных советских людей (с. 81) свидетельствуют не только о нравственной деградации военнослужащих вермахта, но и об их соучастии, наряду с СС и СД, в военных преступлениях, совершенных нацистами на территории СССР.
13 В приложении № 2 к инструкции по развертыванию и боевым действиям по плану «Барбаросса» для 4-й танковой группы генерала Гёпнера от 2 мая 1941 г. говорилось: «Война против России является важнейшей частью борьбы за существование немецкого народа. Это давняя борьба германцев против славян, защита европейской культуры от московско-азиатского нашествия, отпор еврейскому большевизму. Эта борьба должна преследовать цель превратить в руины сегодняшнюю Россию, и поэтому она должна вестись с неслыханной жестокостью»3.
3. Цит. по: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 1. Накануне. Кн. 2. 1 января – 21 июня 1941 г. М., 1995. С. 338.
14 Согласно экономическому разделу плана нападения на СССР (кодовое название «Ольденбург» и «Директивам по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях» – «Зеленая папка» рейхсмаршала Германа Геринга4) предусматривалось «Россию грабить, но грабить эффективно»5.
4. Документ хранится в ГА РФ: Ф. 7445. Оп. 2. Д. 95. Л.1–14. См. об этом: Загорулько М.М., Юденков А.Ф. Крах плана «Ольденбург». М., 1980; Тепцов Н.В. Зеленая папка Геринга. М., 2005.

5. Мировые войны ХХ века. Кн. 4. Вторая мировая война: документы и материалы. М., 2005. С. 133.
15 В декабре 1940 г. для рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера был подготовлен документ под названием «Еврейский вопрос». Главный раздел этого документа назывался «Решение еврейского вопроса» и предусматривал «переселение из европейского экономического пространства на другую, еще не отведенную, территорию 5,8 млн евреев». Немецкий профессор Вольфганг Бенц, много лет возглавлявший Центр изучения антисемитизма при Техническом университете Берлина, считал этот документ свидетельством того, что уже в декабре 1940 г., в канун подписания плана «Барбаросса», уничтожение евреев было запланировано; оно ни в коем случае не было результатом случайного развития событий на Восточном фронте в 1941 г.6
6. Отрицание отрицания, или битва под Аушвицем. Дебаты о демографии и геополитике Холокоста / сост. П.М. Полян, А.Р. Кох. М., 2008. С. 131–132.
16 13 мая 1941 г. за подписью начальника генштаба Верховного командования вермахта (ОКВ) генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля были приняты директивы «О применении военной подсудности в районе Барбаросса». Документ гласил: «За действия, совершенные личным составом вермахта и обслуживающим персоналом в отношении вражеских гражданских лиц, не будет обязательного преследования даже в тех случаях, когда эти действия являются военным преступлением или проступком»7.
7. ГА РФ. Ф. 7445. Оп. 2. Д. 166. Л. 65–70. Опубликовано: Преступные цели – преступные средства. М., 1985. С. 27–30; Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941–1944): сб. документов и материалов. Иерусалим, 1991. С. 37.
17 6 июня 1941 г. была утверждена директива Кейтеля «Об обращении с политическими комиссарами», более известная как «Приказ о комиссарах». Приказ гласил: «Изобретателями варварских азиатских методов борьбы являются политические комиссары. Поэтому против них нужно со всей строгостью принимать меры немедленно и без всяких разговоров. Поэтому, если они будут захвачены в бою или окажут сопротивление, их, как правило, следует немедленно уничтожать… Это относится к комиссарам всех званий и занимающим любую должность… Политических комиссаров… нужно немедленно, прямо на поле боя, отделить от других военнопленных… После отделения их следует уничтожать»8. Этот приказ стал своего рода «лицензией на безнаказанные убийства» и одновременно инструкцией по их осуществлению. Как подчеркивал немецкий историк Феликс Рёмер, в инструкции ОКВ говорилось: «Каждый, кто взглянул в лицо любого красного комиссара, узнает, что такое большевизм. Мы бы оскорбили животных, если бы отыскали их черты в этих еврейских рожах»9.
8. Цит. по: Шнеер А. Плен. Советские военнопленные в Германии, 1941–1945. Москва – Иерусалим, 2005. С. 408–409.

9. >>>> Der Kommissarbefehl. Wehrmacht und NS-Verbrechen an der Ostfront 1941/42. Paderborn, 2008. S. 309–310.
18 За 15 лет Г.А. Шепелев собрал более 5 тыс. беспощадных визуальных свидетельств бесчеловечности и особо извращенной жестокости оккупантов и коллаборационистов на территории СССР. Издана лишь их крошечная часть, да и то после тщательной селекции, с пометкой «16+»: 145 фотографий, которые историк покупал на блошиных рынках, у старьевщиков, наследников бывших солдат и офицеров вермахта, владельцев частных собраний.
19 Каждый фотоснимок – «это частный взгляд, однако взгляд не нейтральный, как это может показаться неподготовленному читателю, а обремененный контекстуальными, культурными и идеологическими влияниями. Важно, что это не официально-пропагандистские фотоснимки, а частные свидетельства, их авторы самостоятельно принимали решение, что и как снимать, что сохранять для потомков, а что – уничтожить. Одни оккупанты рассматривали ведущуюся войну на уничтожение против СССР как туристический поход, другие – как “освободительнуюˮ миссию. Многие – на первый взгляд бытовые – сюжеты проанализированы Георгием Шепелевым как носящие идеологические содержание или отражающие ситуации господства и подчинения – будь то военнопленные в просящих позах, полуголый немецкий генерал, дарящий цветы украинцам-танцовщицам, старик-еврей с лопатой или повешенное немцами эротическое изображение рядом с иконами», — отметил куратор издания, заместитель директора департамента науки и образования РВИО Константин Пахалюк10.
10. Цит. по: РВИО выпустило фотоальбом Георгия Шепелева, посвященный теме фашистской оккупации в годы ВОВ. URL: >>>> (дата обращения: 30.06.2021).
20 Перед нами не столько фотоальбом, сколько научная монография, в которой историческая фотография не просто атрибутирована, а превращена в полноценный исторический источник, позволяющий прояснить, каким образом немецкий солдаты видели свою «миссию» на оккупированной территории СССР.

References

1. Kozlov V.P. K voprosu ob osobennostyah fotodokumental'nyh istochnikov, ihklassifikacii i opisaniya [On the question of the features of photo-documentary sources, their classification and description] // Tekhnotronnye dokumenty v informacionnom obshchestve. Sbornik nauchnyh statej, posvyashchennyj pamyati zasluzhennogo professora RGGU, doktora isto-richeskih nauk V.M. Magidova / otv. red. G.N. Lanskoj; sost. M.M. Zhukova [Technotronic documents in the information society. Collection of scientific articles dedicated to the memory of the Honored Professor of RSUH, Doctor of Historical Sciences V.M. Magidov / ed. G.N. Lanskaya; comp. by M.M. Zhukov]. Moskva, 2020. S. 17–24. (In Russ.)

2. Mirovye vojny XX veka [World wars of the 20th century]. Kn. 4. Vtoraya mirovaya vojna: dokumenty i materialy [Book 4. The Second World War: documents and materials]. Moskva, 2005. (In Russ.)

3. Organy gosudarstvennoj bezopasnosti SSSR v Velikoj Otechestvennoj vojne. T.1. Nakanune. Kn. 2. 1 yanvarya – 21 iyunya 1941 g. [State security bodies of the USSR in the Great Patriotic War. Vol. 1.On the eve. Book 2. January 1 – June 21, 1941]. Moskva, 1995. (In Russ.)

4. Otricanie otricaniya, ili bitva pod Aushvicem. Debaty o demografii i geopolitike Holokosta / sost. P.M. Polyan, A.R. Koh [Denial of denial, or the Battle of Auschwitz. Debates on the demography and geopolitics of the Holocaust]. Moskva, 2008. (In Russ.)

5. Prestupnye celi – prestupnye sredstva [Criminal goals – criminal means]. Moskva, 1985. (In Russ.)

6. Shneer A. Plen. Sovetskie voennoplennye v Germanii, 1941–1945 [Captivity. Soviet prisoners of war in Germany, 1941–1945]. Moskva – Ierusalim, 2005. (In Russ.)

7. Tepcov N.V. Zelenaya papka Geringa [Goering's Green Folder]. Moskva, 2005. (In Russ.)

8. Unichtozhenie evreev SSSR v gody nemeckoj okkupacii (1941–1944): sb. dokumentov i materialov [The extermination of the Jews of the USSR during the German occupation (1941–1944): collection of documents and materials]. Ierusalim. 1991. (In Russ.)

9. Zagorul'ko M.M., A.F. Yudenkov. Krah plana “Ol'denburg” [The collapse of the Oldenburg Plan]. Moskva, 1980. (In Russ.)

10. Zueva K. Fotoletopis' voennyh prestuplenij [Photoletopis of war crimes] // Literaturnaya gazeta, 24.III.2021. (In Russ.)

11. Römer F. Der Kommissarbefehl. Wehrmacht und NS-Verbrechen an der Ostfront 1941/42. Paderborn, 2008.

Comments

No posts found

Write a review
Translate